Кто прав, кто виноват? Мать обидевшая семью или семья не простившая мать?

В Оренбургском пуховом платке.

В Каменске — Уральском, в «китайской стене», где мы жили, много раз лютой уральской зимой я  встречала женщину моих лет , или постарше,  в шикарном пуховом платке.  Платок этот ей очень «шел» и смотрелась  она в нем очень импозантно и красиво. Платок, видимо, был настоящий, Оренбургский, так как пушился при носке,- ворс был высокий , настоящий, из козьей шерсти.

Знакомы мы с ней не были и жили в разных домах, — она жила в угловом доме, где жила моя хорошая  модистка, которая  шила мне платья и юбки, а потом и моей Тане. Чуть позже она и рассказала мне историю этой женщины.

Она  вырастила  с мужем достойных  красивых сыновей и старший уже успел жениться.  Молодые жили с ними, но что-то пошло не так. Невестка с ней никак не ладила.  и вот  как — то раз мать сделала при всех замечание невестке, обидное, хлесткое, да еще и  бросила ей  в лицо трусы, оставленные невесткой в ванне.

Старший сын побелел, поднялся и  закричал: » Мать, я не позволю тебе её обижать!»,- и много чего еще наговорил. И вся семья приняла вдруг  сторону невестки, ополчились на мать, перестали с ней разговаривать, и даже муж, отец семейства,  ее не поддержал.

«Время  лечит» — думала мать, поймут,  что я хотела  только хорошего, порядка. Дни «летели» , но ничего не менялось. Носила тяжелые сумки с продуктами, старалась, чтобы разнообразно и повкусней.  Завтраки готовила  и обеды, и стирала и убирала ,- а вокруг тишина. Все всё принимают как должное, но мать как будто не замечают, нет ее для них. И такая обида захлестнула, что растила детей, так тяжело было и вот она благодарность, плакала украдкой и всё не верилось, что все ее любимые так вдруг мгновенно от нее отвернулись из-за какой-то девчонки, и  как-будто давно ждали случая начать этот бойкот.

«Ребятки,- это же я, ваша мама»,- думала она о сыновьях, «Как же можно? Это же я». Несколько раз к мужу подступалась, положила  руку  ему на плечо, спросила: «Ну как ты? » а он брезгливо смахнул руку и не ответил. Потом неделя, другая,- не замечают, молчат. Стало страшно.»Ну что уж такого  ужасного я  ей сделала и  сказала? ,- думала она. Ночами ныло сердце и слезы душили.

Утром попыталась поговорить с младшим,  пирожков ему с собой собрала на работу . И не ответил,  и пирожки не взял. Вечером невестка громко смеялась на кухне. Мать поняла, что настроение у все хорошее,- решила, — вот он момент, нужно мириться. Зашла на кухню,  всем сказала с улыбкой: «Добрый вечер!». И застыла в ожидании ответа, а ответа не было, все встали и ушли из кухни.

Стало жутко, ноги подкосились, успела сесть на стул, чтобы не упасть.  Подкатила обида  страшная, — «никогда не прощу вам  такого», — думала она.

Уже в марте прозрачный толстый лед на  Исети  начинал немного подтаивать, а в некоторых местах посредине были уже  и открытые полыньи, и бесстрашные мальчишки выходили  на этот лед качаться и прыгать в свое удовольствие, как на податливом  батуте.

И тут один из мальчишек страшно  закричал, показывая рукой  вниз, на прозрачный лед, —  с той стороны, со дна,  к нему подплыло лицо женщины  в пуховой шали…..

На похоронах было много людей, все соседи, родственники. Муж стоял у гроба в черных очках.  Мужа и сыновей соседи  осуждали, —  в сторону мужа звучали разные  грубые реплики.

А как вы рассудите?

Жми «Нравится» и получай только лучшие посты в Facebook ↓

Кто прав, кто виноват? Мать обидевшая семью или семья не простившая мать?