Жена присылала мне из больницы фото малыша и говорила, что это наш сын

Громкое дело о похищении полуторамесячного Матвея Иванова из больницы подмосковного Дедовска подходит к концу. Начались слушания в Истринском городском суде. «Комсомолка» много писала об этой истории.

Напомним, в июне 2014 года из детского отделения Дедовской больницы пропал ребенок — отказник Матвей Иванов. Мать отказалась от него сразу после родов и мальчика готовили на усыновление. Свидетели показали, что видели женщину, выносившую из здания младенца в пеленках, но охрана больницы ее не остановила. Волонтеры «Лиза Алерт» развернули масштабную поисковую операцию. Листовками с фотографиями Матвея в Подмосковье и Москве были завешаны все столбы, остановки и станции. В похищении подозревали родную бабушку мальчика, но ничего не смогли доказать.

Ребенка нашли лишь в январе 2017 года. В Следственный комитет поступил сигнал о женщине, которая предоставила по месту работы фальшивое свидетельство о рождении на мальчика такого же возраста, что и похищенный Матвей. Когда к ней домой приехали сотрудники СК, отпираться не стала.

41-летняя Елена Спахова рассказала, что похитила ребёнка после того, как потеряла собственного. Была беременна, лежала на сохранении в больнице, случился выкидыш, но от мужа она это скрыла. Чтобы не потерять любимого мужчину, решила украсть чужого ребенка. Спахова уверяет, что в детское отделение попала случайно, блуждая по коридорам больницы и то, как она выносит младенца, никто не видел. Она заявила мужу, что это их сын. Два с половиной года супруги воспитывали Егора (такое они дали мальчику имя) как родного.

На Спахову завели уголовное дело по статье «похищение несовершеннолетнего». Мальчика из семьи изъяли. Муж Елены Сергей Спахов пытался добиться, чтобы ему разрешили усыновить ребёнка по закону, но органы опеки ему в этом отказали. В итоге Егора-Матвея несколько месяцев назад усыновила другая семья.

Все это время Елена находится под домашним арестом. Поэтому доставили ее не из СИЗО, а из квартиры в Нахабино.


Сейчас Егор-Матвей уже усыновлен

ВИНУ ПРИЗНАЛА ПОЛНОСТЬЮ

Пока ждали судью, супруги Спаховы сидели обнявшись. Женщина плакала и старалась спрятать от камер лицо. Ее супруг отбивался от досаждавших журналистов.

Первым прокурор допросил Спахова. В первую очередь обвинителя интересовало: неужели все эти два с половиной года мужчина ни о чем не догадывался?

— Я же видел, что жена беременна, — объяснял Сергей. — Она мне сказала, что у нас будет ребенок. Потом я видел, как у нее увеличивался живот. В мае 2014 года начались схватки я отвез Лену в Дедовскую больницу.

Как оказалось позже, Елена выдала за схватки обострение другого заболевания. На самом деле еще на ранней стадии беременности у женщины случился выкидыш. Но сознаться в этом мужу она не решилась.

— 20 мая она мне позвонила и сказала, что родился мальчик. Пока она лежала в больнице, я к ней приезжал. Елена была в отделении женской консультации.

— Она показывала вам тогда ребенка? — спросил прокурор.

— Нет. Только фотографии по телефону присылала. Сказала, что это наш сын.

Чьи это были снимки? Источник в следствии рассказывает со слов Спаховой, что фото малыша она взяла из Интернета. Елена подтвердила судье, что свою вину полностью признает.

«БОЯЛАСЬ, ЧТО Я ЕЁ БРОШУ»

Что было потом — известно. Елена сказала Сергею, что ребенок должен какое-то время провести под присмотров врачей. Через пару недель Спахова сообщила мужу: можно забирать.

— Мы приехали к больнице, Елена ушла. Ее не было около двух часов. Потом она вышла с малышом и мы отправились домой.

— Вас не удивляло, что у ребенка нет никаких документов и в больницу его никогда не возили?

— Про документы я несколько раз спрашивал, — говорит Спахов. — Лена все время говорила: мне пока некогда, потом. А насчет больницы — сын рос полностью здоровым, Лена сама долго работала медсестрой, этого было достаточно.

— Как вы думаете, почему жена скрывала от вас правду?

Сергей на секунду задумался.

— Я не знаю. Возможно, она боялась, что я ее после этого брошу.

К слову, официально Елена и Сергей оформили брак только после «рождения» ребенка, в июле 2014 года.

— Вы знали, что в день, когда вы забрали из больницы жену с сыном, оттуда пропал мальчик? — продолжал прокурор.

— Слышал по телевизору. Но это не вызывало у меня никаких подозрений. Я ведь видел свою жену беременной. Был уверен, что привез из больницы своего сына.

НИ РАЗУ НЕ БЫЛ У ПЕДИАТРА

Затем допросили участкового из поселка Павловская Слобода, где Спаховы жили с Егором-Матвеем. Полицейский заявил, что летом 2014-го по долгу службы участвовал в поисках пропавшего мальчика. — У меня были листовки, ориентировки. Я опрашивал некоторых жителей своего участка. Спаховых среди опрошенных не было. Но визуально я эту семью знал. Потому что раз в год совершаю подомовой обход. На Спаховых никогда никаких жалоб не было.

В Следственном комитете с самого начала сообщали, что Елена Спахова в итоге прокололась на документах. В школе, где она работала в столовой, у всех сотрудников потребовали документы на детей. Женщина принесла ксерокопию сомнительного свидетельства. Эту информацию передали «наверх». Однако выступивший в суде замначальника Истринской полиции Николай Ильченко сообщил, что был еще один сигнал.

— Нам сообщили, что в Павловской слободе живет семья, чей ребенок за почти три года ни разу не был у педиатра. Возраст совпадал с возрастом мальчика, которого родители в Дедовске. Мы начали проверять и выяснили, что на ребенка Спаховых никогда и нигде не выписывали свидетельство о рождении. Мы приехали к ним домой. Дома была только Елена с ребенком. Она нам смогла предоставить только свои документы, сказала, что бумаги сына она потеряла. Но потом уже призналась, что этого мальчика она похитила…

— Вы можете назвать свой источник?

— Этот человек хочет остаться неизвестным.

СПАХОВЫ СМИРИЛИСЬ С ПОТЕРЕЙ МАЛЫША?

В начале 2017-го эта история разделила общество на две половинки. Одни требовали, чтобы похитительнице жали максимальный срок. Другие пожимали плечами: да, преступница, но ведь украла ребенка-отказника, воспитывали они его с мужем, как родного, мальчик — здоров, одет, обут, рос в любви. Оставьте его в семье! — об этом в соцсетях подписывали многочисленные петиции.

Но в итоге изъятый у Спаховых мальчик какое-то время провел в больнице, в доме ребенка, а потом был усыновлен другими родителями. Сергей Спахов пытался получить право усыновить Егора по закону, но ему отказали. Оспаривал. Неудачно.

— По большому счету, законных способов вернуть ребенка, больше нет, — рассказал «КП» человек из близкого окружения Спаховых. — Поэтому Сергею и Лене осталось только смириться. Да, это очень больно. Они в отчаянии. Но сейчас ведь Лену могут в тюрьму посадить…

Адвокат Спаховой объяснил журналистам, какой срок грозит женщине.

— Максимальное наказание по статье «похищение несовершеннолетнего» — до 12 лет. Но с учётом того, что Елена подписала явку с повинной, больше 8 она не получит.

Следующее заседание состоится 14 августа. Защита Спаховой продолжит допрос свидетелей.

Жми «Нравится» и получай только лучшие посты в Facebook ↓

Жена присылала мне из больницы фото малыша и говорила, что это наш сын