— А ты не наша мать!

Диана поняла: с этого момента у нее больше нет семьи. Промелькнули, как в калейдоскопе, воспоминания. И остановились возле фотографии мужа.

Алексей был жизнелюбом. А в его записной книжке остались запланированные встречи, поездки, другие дела… Он ушел внезапно. Сердце. Он был врачом, однако всегда говорил: небесные часы никогда не опаздывают и не спешат. И чья-то спасенная жизнь значит, что «туда» еще не пора. И смерть не бывает преждевременной…

– Я возьму еще эту картину…

– Какие редкие книги! Можно выгодно продать…

– А не многовато для нее этой шикарной квартиры?

Это о ней, Диане, говорили, что вдруг стала чужой даже для детей, которых воспитала. А все из-за наследства, которую делила на свое усмотрение семья мужа. Алексей завещания не оставил. Не успел, потому что еще не собирался покидать этот мир. Да, и, в конце концов, при жизни никого не обделил…

Диану, выпускницу медицинского училища, направили на работу в отделение, где работал молодой и перспективный Алексей Яковлевич. Девушку «просветили»: он – вдовец. Его жена ехала в такси, произошла авария. Водитель выжил, она – нет.

На Алексея Яковлевича положила глаз старшая медсестра, но… У него двое маленьких детей. А чопорная Нина Марковна не была готова стать им матерью. Но из поля зрения завидного жениха не выпускала.

Диану сплетни не интересовали. Она была благодарна судьбе, что получила эту работу. На ее дежурстве срочно вызвали Алексея Яковлевича к тяжелому пациенту. В выходной. Он приехал в больницу с детьми.

– Можете присмотреть за малышами? – попросил Диану. – Сына зовут Юрой. Дочь – Евой. Она немного с характером.

Диана возилась с детьми.

– Как вам удалось так быстро найти общий язык? – спросил, вернувшись.

– У меня двое младших братьев и сестренка. Я часто их балую, вот поэтому.

– Вы из многодетной семьи?

Слухи о том, что Алексей Яковлевич «запал» на молоденькую медсестру, быстро распространились по отделению.

– Не верю, – сказала Нина. – Диана – девчонка. В конце концов, кто он, а кто она?

– Может, решил развлечься, – сплетничали. — Нянька для детей нужна.

Ему нужна была мать для детей. И жена. Отвергал предложения товарищей познакомить с очаровательной прелестницей. Нина его также не интересовала – о его «неровном дыхании» к нему Алексей знал. Рассказал родителям о симпатии к Диане.

– Медсестра, говоришь? Еще и многодетной семьи?! Может, она хочет из нищеты вылезти, поэтому и… влюбилась в тебя? – предположила мать.

Отец был не таким категоричным:

– Главное, чтобы к детям хорошо относилась.

— Юрик с Евой полюбили ее, — отвечал Алексей.

– Надеюсь, не будешь жалеть, что позволил вскружить себе голову какие-то наглой медсестре. Что подумают коллеги, знакомые? – не унималась мать.

— Мама, если ты готова побыть с внуками…

– Нет, нет и еще раз нет! У меня работа и своя жизнь.

Мать к новой невестке относилась холодно. А младшая сестра с мужем Диану вообще игнорировали. Некоторые из его друзей тоже не могли понять, почему женился на «какой-то» медсестре. И Нина переживала «потерю». Счастливыми были только дети.

Когда малыши начали называть Диану мамой, свекровь даже передергивало. А Алексей радовался. Он действительно любил свою жену, хотя в это не все верили. На работе называли Диану между собой «нянькой». И тихо завидовали, когда Алексей открывал перед ней двери машины. Или когда Диана приходила на работу в модной обновке.

Муж советовал Диане вступать в мединститут. Отказалась. Должна быть заботливой матерью и женой. А обучение будет отнимать время.

Общих детей у них не было. Почему – никто не знает.

Юра не хотел идти в медицину, хотя настаивал и Алексей, и его родители. Диана убедила мужа, не стоит заставлять сына делать то, что не мило сердцу. Хочет поступать на факультет иностранных языков – пусть поступает.

– Спасибо, мама, ты у нас лучшая! – обнял Диану Юрик.

Алексей сдался.

В медицину пошла Ева.

Алексея поздравляли с днем рождения и с наградой, которую получил недавно. За столом в модном ресторане собралась семья, друзья, некоторые из сотрудников и друзей родителей. Алексей пригласил и Дианиных родных. Никто не пришел. Они знали об отношении зятевой родни к своей дочери. Поэтому считали неуместным быть рядом с «барином».

Когда настала очередь детей поздравлять Алексея, они поблагодарили маму Диану за то, что их воспитала, заботится об отце. Муж нежно поцеловал жену и сказал:

— Не было бы Дианы, не стал бы я заведующим отделением. И этой награды не получил бы.

Юра женился, только что закончил университет. Еве оставался еще год до окончания обучения. Просторная квартира, которую семья купила в новом доме, стала еще большей, когда дети перебрались в собственное жилье.

Алексей собирался к товарищу в другой город. Получил приглашение на открытие клиники. Диана также должна была ехать с мужем. Но его внезапно не стало…

Вскоре после похорон на пороге появились Юра, Ева, сестра с мужем и свекровь.

– Пришли забрать свое, – бесцеремонно объяснили.

Свекрови ничего не требовалось. Она лишь с иезуитской улыбкой наблюдала, как Юра с Евой снимали со стен картины, которые коллекционировал отец. А дочь с зятем паковали книги из библиотеки сына. Забрали и статуэтки, подаренные Диане с Алексеем, и другие, по словам семьи, «безделушки».

– Как можно так поступать с матерью? С памятью об отце? – смущенно спрашивала Диана у детей.

– А ты нам не родная мать, – бросила Ева. – У нас есть бабушка, тетя, другие близкие родственники. Разве не так, Юра?

Тот промолчал.

– Запудрила мозги брату, чтобы из нищеты выкарабкаться, – «отжигала» сестра Алексея. — На добро его позарилась. На славу. Жена завотделения! Ах, ах, ах!!! Теперь ты – никто. Поняла? Никто! Их мама, – кивнула в сторону Юры с Евой, – в могиле. А за то, что ты их вынянчила, брат заплатил тебе этой квартирой, дачей. Мир показал. И, наверное, денег кучу оставил.

Насмотревшись на «цирк», свекровь пошла к двери. За ней – другие со своим «наследием». Юра с Евой молча обошли Диану. Им вслед с укором и тихой печалью смотрел с фотографии, обрамленной в траурную ленту, Алексей. Опершись на косяк, тихо рыдала Диана. Пустые места на стенах, где только что висели картины, были похожими на ее теперешнюю жизнь. Она не знала, чем заполнить эту пустоту…

Жми «Нравится» и получай только лучшие посты в Facebook ↓

— А ты не наша мать!