— Доченька, ты прости меня! Нас с тобой никто никогда не разлучит!

— Маша, я пришел! Скорее накрывай на стол…. Я голодный!

— Привет любимый! Мой руки и садись за стол. Ужин на столе.

Ой, забыла тебе сказать! К тебе приходил, какой — то незнакомый мужчина. Такой весь из себя.

— И что ты ему сказала?

— Что ты на работе…. У тебя аврал…. И приходишь ты поздно!

— Умница! Кому я очень, нужен, придут еще.

Но мы никому не откроем, потому что я устал и не хочу никого видеть.

Залился трелью входной звонок.

— Ну, вот видно спокойно мы уже не поужинаем: — проговорил Игорь — и пошел открывать дверь.

— Стоп! Ты же только, что сказал, что не будем никому открывать?

— Маш, а если я и вправду кому — то нужен?

Ты? Что тебе надо?

— Здравствуй Игорь! Прости, что вот так без звонка, но у меня нет твоего номера телефона.

— У Иры есть?!

— Ира умерла три месяца назад. Сейчас надо решать, что делать с Дашей.

— Ничего не понимаю? Что решать? Я Дашу никогда не видел. Ира мне запретила видеть ребенка, это было ее и твое решение. Вы мне сказали, что у вас семья и у Даши должен быть один отец.

— Но в свидетельстве о рождении отцом являешься ты. И я на нее никаких прав не имею.

— Игорь, у нас гость, почему ты его не приглашаешь пройти?

— Маша, этот человек сейчас уже уходит. Иди, пожалуйста, дай нам договорить!

Извини, но вот так сразу я не могу решить, как мне быть в этой ситуации. Мне надо время, чтобы все обдумать, ты сам видишь я не один, еще неизвестно, как Машка отреагирует.

— Я не могу ждать, у меня нет времени. На этой недели я должен улететь за границу в длительную командировку. Мы должны были улететь всей семьей, а видишь, как все получилось. Мне нельзя отказываться, если я откажусь, компания заплатит большую неустойку. Все очень серьезно. Ты ведь знаешь, что мы с Ирой работали в строительной компании. Ира разработала, один очень серьезный проект, и строительство должно идти под нашим руководством. Во все вложены большие деньги.

— Когда — то Ира заставила меня написать отказ от дочери. Я выполнил все ваши требования. А сейчас, что ты от меня хочешь?

— Ира не дала тому документу ход. А сейчас, как ты не поймешь, органы опеки, еще не знают о сложившийся ситуации.

Если им все станет известно, что я для Даши являюсь чужим дядькой, они заберут ее в детский дом. Этого нельзя допустить. Неужели у тебя сердце не защемит, что при живом отце ребенок будет воспитываться в детском доме.

— Пусть пока Даша поживет у родственников.

— У каких родственников? Ты забыл, что мы с Ириной детдомовские. Я знаю про жизнь в детском доме не понаслышке. Поэтому и прошу тебя взять дочь. Не калечь ей жизнь.

— Хорошо, подумаю. Запиши вот здесь свой номер телефона.

— Игорь, вопрос очень серьезный. Я буду до среды ждать твоего звонка. У тебя два дня на раздумья.

Нежданный гость ушел.

— Дорогой, извини, но я слышала весь ваш разговор. И мне все показалось очень странным.

Особенно — то, что они всей семьей должны были улететь за границу. Документы готовились заранее. Ты родной отцом этой девочки.

Без твоего согласия, Ира не могла улететь с ребенком за границу, ты должен был подписать бумаги, дать свое согласие.

Он все врет! Просто она ему не нужна, зачем вешать на шею такую обузу.

Нет Иры, не нужен ребенок!

Посмотри на него какой он холеный, красавец. У него еще жен будет воз и маленькая тележка. От девочки он просто решил избавиться.

Ну и какое ты примешь решение?

— Не знаю! Знаю лишь одно, что она моя дочь!

— Ты хоть знаешь, сколько ей лет — папаша?

— Конечно! Пять! Все, надо ложиться спать, я так устал. Но думаю, что сегодня я не засну….

Маш, а ты, как на все это смотришь?

— Да не как! Воспитывать чужого ребенка очень сложно. Я, как сестру с племянниками вспомню, когда у них жила: — туши свет и беги из дома.

Не знаю, может твоя воспитанная, культурная девочка, а так они сейчас все акселераты.

Все спи — “утро вечера мудренее”

На работу пришел, как разбитое корыто. Даже коллеги заметили, мое подавленное настроение.

— Дружище, колись! Что случилось? С Машей поругались?!

— Нет! Маша у меня добрая, понятливая. Тут такое!

— Какое — такое….

— Дочка у меня появилась, то есть она и была, только ее мать не разрешала мне с ней общаться. Теперь матери нет!

— Куда делась?

— Умерла! Если я откажусь ее взять к себе, ребенка, органы опеки определят в детский дом.

— Да, брат дела…. Ну и что решил?

— Как — то я не готов к воспитанию ребенка.

В разговор вмешалась, Лидочка — наш начальник по снабжению.

— Игорь, странно, ты как — то рассуждаешь — “не готов к воспитанию ребенка”

Здесь судьба маленького человека решается, а ты, видите — ли — “не готов”….

Иди, отпрашивайся у шефа и поезжай за дочкой — папаша!

Я позвонил Николаю и сказал, что через час буду у него дома.

Дверь открыла Даша. Впервые за пять лет я увидел свою дочку.

— Здравствуй Даша!

Она была две капли воды похожа на свою мать. Но глаза, ее глаза и взгляд,

напомнили мне мою маму.

— Здравствуйте! Проходите!

— Даша, а ты знаешь кто я?

— Знаю! Вы мой папа!

— Это тебе Николай сказал, про меня?

— Нет! Я давно знала, что папа у меня другой. У меня есть ваша фотография. Мне ее мама дала, давно, давно. Она вот здесь.

Девочка сняла цепочку, открыла кулончик, там была моя маленькая фотография, перед службой в армии. Эту цепочку и кулон я надел Ирине на шею, когда уезжал служить в горячую точку.

Я прижал Дашу к своей груди. Она обняла меня за шею, своими маленькими ручонками. И тихо, тихо прошептала.

— Папочка, ты меня в детский дом не отдашь?

Я не мог сдержать слез. Встал на колени, перед этим маленьким человечком:

— Доченька, ты прости меня!

Нас с тобой никто никогда не разлучит!

Жми «Нравится» и получай только лучшие посты в Facebook ↓

— Доченька, ты прости меня! Нас с тобой никто никогда не разлучит!