Хочу еще ребенка, но рожать боюсь

-Да не хочет она больше детей, то ли боится, как огня рожать, то ли нет у нее уверенности в завтрашнем дне, — делится со мной Марина, мама 29-ти летней Даши, — а зять-то просит. Уж и я ее вразумляю, подруг и родственниц в пример привожу. Ну я понимаю, я когда-то родила только ее, но ты сама вспомни: времена-то были какие. Зарплаты нет месяцами, в магазине — талоны. Даже пеленки с чепчиками по талонам давали, да крупу манную. Поэтому у меня и мыслей о втором ребенке не возникало.

По мнению Марины, сейчас чего бы и не рожать? Семья у дочки крепкая, дружная, зять работящий и ответственный. Вот и им, тестю с тещей помогать летит по первому зову, и брату родному. И жилищный вопрос молодых не мучает: осталась от Марининой еще бабушки квартира, сделан ремонт, трешка, чего бы не жить. Многие подружки, затянув пояса, на ипотеку работают, и то позволили себе родить второго ребенка, а тут — все условия.

-Не хочу, — упрямо говорит Даша, — вот прямо сейчас точно не хочу, а на будущее загадывать не буду. И не давите на меня. Не вам вынашивать, не вам рожать, а мне. А мне первого раза хватило.

Дочке Даши и ее супруга Никиты сейчас 6 лет. То есть женщина и в декрете уже отсидела, и на работу вышла, девочка растет послушная, помощница, болеет не часто. Муж ратует за то, чтобы у дочки появился братик или сестричка, он бы и раньше хотел, но жена отказывалась, а теперь с каждым годом и разница у детей будет все больше и больше, и самим труднее станет.

-Никто же не отказывается тебе помогать, — убеждает муж, можешь даже не сидеть полный декрет, если не хочешь, у нас две бабушки. А если ты только из-за того, что рожать боишься, то можно будет все устроить и с платным ведением беременности, и с родами по высшему разряду.

Говорит Никита это совсем не с проста. Да, Даша боится. Потому что первый раз нахлебалась до сыта. Можно обвинить девушку в излишней изнеженности, в том, что она эгоистка и просто капризничает.

-Не могу я, — говорит она мне, — вот не могу решиться. Как вспомню весь этот кошмар, дрожь прямо пробирает.

Кошмар, по мнению Даши, начался именно там, где детишки появляются на свет. Всю беременность она ходила радостная и умиротворенная, были опасения, но не более: «все же рожают!». А потом, когда все началось Даша и попала туда. В святая святых. Где никто ни с кем не церемонится. Где выдали непонятного фасона и расцветки халат и рубашку. Где на нее, испуганную участившимися схватками, смотрели презрительно и лениво, не отрываясь от чая.

-И чего, женщина, ноем?

И был этот омерзительный злорадный вопрос-утверждение: «Как с мужиком, так не ныла, ишь, барыня. Потерпишь». И никто часами мог не подходить и не обращать внимания. И все было даже не столько больно, сколько унизительно: и отсутствие белья, и брезентоподобные пеленки. Девочке просто не повезло, скажете вы? Возможно.

Но вспоминается мне пара случаев 28 и 23 года назад, когда мне тоже не очень повезло. И даже слова от медперсонала я слышала те же. Учат их что ли этим словам специально? Так и представляю, как в рамках курса по акушерству отводят заветные полтора часа для лекции по унижению роженицы. А студентки старательно записывают: «Умела с мужиком…все как-то терпят… не вздумай нам тут орать… что ты еще хотела…» И так далее.

Помню, была у нас теория о том, что не только мама запоминает своего новорожденного малыша буквально с первого взгляда, но и малыш на всю жизнь запоминает свою маму. И это на подсознательном уровне накладывает на него отпечаток на всю жизнь.

Моему бы младшему уйти в партизаны, если теория правдива. Потому что его первые впечатления о маме представляли собой истинный кошмар: халат на двух пуговицах, первой и последней, и рубаха разорванная от ворота до пупа, вся в разноцветных пятнах. Не иначе, как маманя с боями из окружения выходила. Это я не говорю про отсутствие горячей воды в санитарной комнате, просто не предусмотрено. Кран один, холодный и баста.

И можно сколько угодно выплачивать пособия, материнский капитал, давать льготы и все прочее. Но многие женщины пройдя через роддомовские страсти, никогда не захотят проделать этот путь снова.

И не надо про предков, что рожали, вставали и дальше рожь жали. Тогда повитухи занимались родовспоможением, а не унижением. Так что Дашу я отчасти очень хорошо понимаю, хотя и решилась в свое время на второго.

Это я уже не говорю о том, что с замиранием сердечным мы видим по телевизору ежедневные просьбы прислать с помощью смс, кто сколько может на многомиллионное лечение маленького человека. На которое у загнанных в угол родителей, просто нет средств, а у высших чинов — нет милосердия или полномочий. Не знаю, уж чего именно им не хватает больше.

Жми «Нравится» и получай только лучшие посты в Facebook ↓

Хочу еще ребенка, но рожать боюсь