История Аленки

Иногда в нашей жизни все поворачивается самым странным образом.

Вот, ты только что сидела с одноклассниками отмечал выпускной, а вот ты уже через несколько лет встречаешь в другом мире лучшую школьную подругу, работающую служанкой в доме Хозяина Вод. А если добавить, что ты сама только сегодня утром встретила его и вышла замуж и теперь являешься по сути Хозяйкой…

Да. Иногда все поворачивается ну очень странным образом. Знать бы теперь, как из этого образа обратно вывернуть.

Я была в легком ступоре, встретившись с Аленой. И теперь срочно надо было поговорить с ней где-нибудь в … где-нибудь. Я схватила девушку за руку, боясь, что она может убежать куда-то, где я ее потом долго буду искать, и обернулась. Зачем? Не знаю. Может быть, надеялась увидеть что-то, что натолкнет меня на умную мысль?

Натолкнуло. Я ведь только-только вышла из собственной комнаты! И вроде бы еще не успела забыть дорогу туда. А потому со всей возможной скоростью пошла туда.

Так, я не могла толком сосредоточиться на количестве имеющей тут мебели, а потому, высмотрев в спешке небольшой диванчик, уселась на него вместе с девушкой. Что примечательно, она за всю дорогу не сказала ни слова. И вот это было уже странно.

— Так, — я села таким образом, чтобы мы оказались лицом к лицу. — Я видела тебя последний раз на выпускном. Теперь рассказывай, четко и подробно, как ты тут оказалась.

Алена сначала ошарашена уставилась на меня, а потом вдруг расплакалась, вцепившись в меня руками.

Я не знала, как она себя поведет, но такой вариант событий приходил в голову. Мне казалось, что я пойму ее чувства. Все же оказаться в другом мире, неважно каким способом, это потрясение. Я не знаю, что она успела пережить до моего появления, но представляю, какой для нее был шок, когда перед глазами вдруг появилась я — человек из далекого-далекого-близкого прошлого.

Если я ничего не забыла, то Аленка всегда была человеком эмоциональным. Если радовалась, то об этом знали все вокруг. Если огорчалась — плакала. У нее не всегда ладилось с предметами в школе, но вот физкультура — ее конек. Она любила ее. Она жила бегом, прыжками, баскетболом и волейболом.

Я же была ее точной противоположностью. Старалась держать эмоции в узде. Училась везде на «отлично». Вот только если все науки давались мне легко, то с физкультурой… что ж, буду честна — если бы не важна была эта оценка для золотой медали, я бы никогда не стала ломать себя, чтобы сдавать все нормативы.

Мне всегда очень тяжело давался бег. И вроде не толстая, но дыхание всегда подводило, заставляя задышать уже через три минуты пробежки. Уже и различные техники применяла, и тренировалась, увы — безрезультатно. Гимнастику да — любила, очень.

Гибкость мне дана от природы — спасибо маме с папой. Но бег, спортивные игры, силовые упражнения. Я понимала, что не быть мне легкоатлеткой, в отличие от Алены, а потому всегда сдавала нормативы на нижней планке оценки «5».

Пока я вспоминала наши школьные годы, Аленка уже успела немного поплакаться. Я легонько гладила ее по спине, не спрашивая больше ничего. Уверена, сейчас она сама расскажет. И правда, она наконец подняла зареванную мордашку и, шмыгнув носом, начала рассказывать:

— Как давно это было, Ась… Мы были наивными юнцами, детьми, только закончившими школу. Я помню наш выпускной вечер, как это было… глупо! — вдруг зло воскликнула она. — Малолетние идиоты! Мы строили планы, совершенно неприемлемые в жизни, мечтали о чем-то глупом и нереальном!

Мы были… — ее запал кончился так же резко, как и появился. — Мы были так глупы… И совершенно не умели жить. Это ты тогда ушла раньше, чтобы не гулять допоздна. Ты всегда была правильной, единственный трезвый человек в тот вечер, островок спокойствия и стабильности. А я дура. Помнишь, я встречалась с Кириллом?

Он был на два года старше нас. На тот момент он уже уехал учиться в другой город. Мы созванивались, общались, иногда он приезжал ко мне. А мне тогда так хотелось жить и наслаждаться жизнью. Тогда я была так наивна, хотела любить, наслаждаться своей любовью. И знаешь, я была счастлива. Тогда. Нет, ты не думай, Киря был хорошим парнем.

Мне кажется, он тоже любил меня. Хоть немножко, но любил, баловал, терпел мои детские капризы. А я была дурой. И наверное, такой и осталась, Ась. Ты тоже уехала учиться. А я решила поехать к Кириллу.

Я не знаю, о чем я думала, когда выкрала у родителей свои документы — они ведь не отпускали меня, Ась, не отпускали одну в другой город, — а я почему-то решила, что они против нашей любви.

Нет, правда, я чувствовала себя пресловутой Джульеттой, которой не дают увидеться с любимым человеком. Я выкрала документы, взяла немного денег, по сути — только на билет. И уехала. Вот только, Ась, не доехала я.

— В смысле? — не поняла я. — Ты попала в аварию?

— Я к нему не доехала, подруга, только к нему. А в город-то я попала. Мерзко хихикающая, в обнимку с кем-то таким же, прости, я плохо помню этот момент.

— Тебя накачали наркотиками? — голос перехватило от потрясения.

— О, если бы! Тогда я смогла бы себя оправдать. Типа в беду попала, бедная и несчастная. Ась, я сама.

— Что? Как это «сама»? Зачем?

— А вот так. Все было хорошо, я ехала, слушала музыку. А потом мне предложили покурить.

— Ты же не куришь!

— Да. Не курю. А тогда ехала и думала, вот приеду я к Кире, вся такая взрослая, буду ему хорошей парой. А когда предложили сигарету, подумала, что это будет круто выглядеть. На остановке — затянулась. Дым был сладким, это показалось мне странным и я спросила что за табак.

Не знаю, может быть одна затяжка уже подействовала, но на ответ о «легкой расслабляющей травке» я просто промолчала. И затянулась еще раз. Дым хорошо согревал изнутри.

— Но ты говорила…

— Да. Все началось с этой затяжки. Потом мы выпили веселые таблеточки. Ась, честно, я считала, что полностью контролирую себя. Ощущения вначале были как при легком опьянении. То есть голова кружится, хорошо тебе, но вроде как голова работает.

— А после таблеток…

— Да. Потом пошла тяжелая артиллерия. Начала болеть голова, таблетки действительно были довольно легкими, эффект довольно быстро проходил, оставляя после себя лишь последствия. От головной боли мне предложили «чудесное средство» в ампуле. А потом все. Лишь обрывки хаоса.

Я молчала, понимая, что это лишь пауза в рассказе.

— Ась, я подсела. Крепко. Жила на улице, воровала, побиралась. И все лишь ради того, чтобы продолжить пребывать в наркотическом угаре. Перерывы между дозами ознаменовывались рвотой, сильной головной болью и полной недееспособностью организма.

Я плохо помню то время. Помню только, что очнулась как-то и на меня словно ведро холодной воды… я будто увидела всю свою жизнь со стороны. Кто знает, сколько раз я проходила мимо Кирилла. Кто знает, сколько раз он видел меня в таком виде? Я не помнила три года своей жизни. Ася! Три года! Прошли как в тумане. А тогда я стояла на крыше и понимала, что внутри не осталось ничего. Пустота. А край был так близко…

— Ты прыгнула? — мой голос звучал слишком спокойно. Даже для меня.

— Нет. Я не успела. — Алена тоже успокоилась и села ровнее. — Меня выдернуло порталом. Сюда.

— Для чего? Неужели?

— Ну, не знаю, что они ожидали увидеть. Но когда я оказалась лицом к лицу с каким-то парнем, я просто заорала. Он не был человеком. Я испугалась. И вдруг как-то резко передумала умирать. Видимо межмировые порталы неплохо прочищают мозги. А потом этот пугающий человек взял меня на работу.

Он пообещал мне, что когда-нибудь найдет способ вернуть меня домой. И предложил дом, пищу, все, что пожелаю… Но знаешь, я боюсь. Этого мира, хозяина этого дома, его гостей и родных, я боюсь, Ась. Я просто хочу домой! — она снова всхлипнула.

А потом замерла. И медленно подняла взгляд.

— Кто ты? — вдруг резко спросила она и отпрыгнула с дивана в сторону.

— Ален, ты о чем? — теперь удивляться была моя очередь.

— Анастасия, которую я знаю, не могла бы оказаться здесь. Кто ты?

— О, я Ася. Та, которую ты знаешь. — грустно улыбнулась я. — Только… все мы изменились. У каждого из нас был свой путь. И мы пришли туда, куда пришли. Ты попала в западню и лишь чудом оказалась жива. А я всю жизнь была правильно, действовала по плану и расписанию.

А теперь смотри, ты работаешь в доме существа, что пугает тебя, ожидая возвращения домой. А я за двое суток успела перевернуть свою жизнь с ног на голову и вышла замуж за того, кого встретила лишь утром, за того, кто пугает тебя и кажется прекрасным мне. Мы все меняемся, Ален.

Но мы — по прежнему мы. Внутри осталось то же, с чем мы и родились. А снаружи у нас есть опыт, переживания, трагедии и неудачи, достижения и желания. Но все вместе — это мы. То, что есть. И то, что будет.

— Постой, — Аленка замерла, переваривая мою мини-речь. — Ты вышла замуж?

Жми «Нравится» и получай только лучшие посты в Facebook ↓

История Аленки