Лучше было бы не слушать родителей

Недавно одна знакомая девушка подала заявление об уходе с работы по собственному желанию. Для всего коллектива это было громом среди ясного неба: все у Кати получалось, отношения с коллегами и с начальством сложились доброжелательные.

-Да не в работе дело, девчонки, — сказала Катя и разрыдалась, — просто я уезжаю к себе, обратно. Нет, Костя со мной не едет, мы расходимся.

Вот так дела. Катя и Костя поженились три года назад, сразу после того, как девушка закончила обучение в институте. Катя родом из Орла, там живут ее родители.

-Понятное дело, — рассказывала нам девушка, устроившись на работу, — Орел — не Москва. Зато там у меня без проблем было с жильем: от бабушки с дедушкой мне квартира осталась двухкомнатная, а здесь на съеме жить или на ипотеку надеяться.

-А ты продай там, а здесь купите, — советовали новые приятельницы, — конечно, двушку уже точно не купить, зато ипотечный платеж выйдет терпимым.

-Да я так и планировала, — Катя явно покраснела, — но родители мои категорически против. Пусть квартира и на меня оформлена, но так явно идти против родительской воли не хотелось.

-Ни за что, — сказала Кате мама, — тут ты продашь свою наследственную и неделимую ни при каких обстоятельствах жилплощадь. А продашь и в ипотеку в Москве ввяжешься, так в случае чего — как делить будешь? Мы твои родители и не позволим тебе остаться на бобах.

С одной стороны, нехорошо так говорить девушке, только что вышедшей замуж. А с другой, все бывает в жизни и родителям Кати с позиции их возраста и опыта, было виднее, что в жизни случается всякое.

Костя воспринял новость о том, что им предстоит копить на ипотеку в столице, достаточно спокойно: тысячи семей так живут, мы тоже сможем. Договорились подождать с детьми, поработать, подкопить на первый взнос.

-Мы с тобой достаточно получаем, — сказал Кате супруг? — мы справимся.

Примерно год так и жили: квартиру снимали, экономили, деньги откладывали. За год сумму отложить удалось явно недостаточную, тогда мама Кости предложила молодой семье свою помощь.

-Приходите, — сказала Катина свекровь, — поживете года 2, без трат на съем, а потом и возьмете квартиру себе.

-У меня с Оксаной Николаевной отношения были всегда очень хорошие, — говорила Катя, — она всегда была доброжелательная, диктат свой нам не навязывала, не упрекала, не пыталась учить. Ну я и согласилась.

Но оказалось, как это бывает, что жить на расстоянии и поддерживать ровные отношения — это одно, а избегать ссор в быту — совсем другое. Оксана Николаевна считала, что ей незачем менять свои привычки и ритм жизни ради молодой семьи. Конечно она была в своем праве: квартира-то ее. Катя смирилась с тем, что мама мужа могла прийти к ним в комнату в любое время, переложить что-то в шкафу, включить музыку и заниматься гимнастикой в 6 утра в субботу, украсить мишурой квартиру к Новому году, не забыв и комнату сына и невестки.

-Терпели, — говорит Катя, — монастырь чужой, тем более, что было ради чего терпеть: деньги у нас стали откладываться активнее.

Неприятности начались, когда Катя посчитала, что накопленной суммы им вполне хватит на желаемую квартиру, на первый взнос и ежемесячные платежи. Тем более, что квартиру девушки в Орле родители тоже сдали и оттуда на карточку Кати приходила скромная, но очень нужная сумма.

-А тут тебе чем плохо? — неожиданно ответил Костя? — Живем, никто не гонит. Мама против того, чтобы мы ввязывались в ипотечную кабалу. Нам не тесно же, даже, если родится ребенок, места всем хватит.

-Я так и села, где стояла, — делится с подругами Катя, — оказывается у Оксаны Николаевны и Костика все было уже обговорено и решено, только я тешила себя надеждами стать хозяйкой собственного жилья.

-Твои же родители отговорили тебя продавать жилье в Орле, — объяснила свою точку зрения Оксана Николаевна, — вы живете 3 года, рано или поздно дети появятся, значит работать мой сын будет один на эту ипотеку, а я ему такой судьбы не хочу. Всю жизнь в долгах, всю молодость. А что накопления? Копите дальше. Глядишь, через 10 лет накопите на квартиру без всяких процентов.

-10 лет с Оксаной Николаевной, — рыдала по телефону маме в трубку Катя, — 10 лет жить на птичьих правах и не мочь даже шторы поменять или что-то купить без маминых глаз!

Родители Кати согласились даже продать, наконец, ее квартиру в Орле, чтобы молодые могли себе позволить взять квартиру почти без долгов и переехать немедленно.

-Ты по суду потом легко докажешь, что большую часть денег внесла ты, — сказал Кате муж, — мама против, да и я так не хочу. Я не считаю такой уж патовой нашу ситуацию с жильем, чтобы так действовать.

-У меня глаза открылись, — грустит Катя, — мы сделали грубейшую ошибку: сначала я послушала своих, потом Костя оказался под влиянием мнения Оксаны Николаевны. Надо было настаивать на своем, может тогда-то бы все и сладилось у нас, а сейчас — не хочу, обстановка в доме стала просто невыносимой.

Нет, никто не упрекает Катю, нет открытых конфликтов, просто складывается ощущение, что ее уже мысленно проводили, прожили и пережили их брак. Вечера Костя проводит с мамой, строит планы, а Катя чувствует себя лишней.

-Может не руби сгоряча, — уговаривали дочь родители, — наладится, нормализуется все? Хорошо же жили.

-Хорошо жили, — отвечает Катя, — потому что я надеялась перетерпеть и уйти, а теперь мне ждать нечего, буду строить свою жизнь на своей территории. И да, вы виноваты. И я виновата в том, что послушалась вас 3 года тому назад.

Жми «Нравится» и получай только лучшие посты в Facebook ↓

Лучше было бы не слушать родителей