Муж выставил нас на улицу со словами: «Мне не нужна такая обуза»

27-летняя Наташа уже полтора года в одиночку борется за жизнь дочери. После поставленных диагнозов (а их больше 15), муж оставил ее с ребенком-инвалидом на руках.

Мы жили в городе Светлограде в частном доме втроем: я, муж и сын. С мужем никогда не ругались, сын очень любил супруга, хотя он и не был ему родным отцом (мой первый муж погиб в аварии, когда сыну было 4 года).

У нас была счастливая и крепкая семья. Мы ходили в походы, ездили на рыбалку. В общем, полная идиллия…Я никогда не думала, что такое может произойти в нашей семье.

Муж очень хотел девочку. В мае я узнала, что беременна, но случилась беда: я потеряла этого ребёнка на сроке 7 недель, началось кровотечение. Я была раздавлена, впала в депрессию, муж меня всячески поддерживал. Спустя 5 месяцев я узнала, что снова беременна, муж был счастлив и я тоже.

Я встала на учёт на 5 неделе беременности в ЖК. Все анализы, скрининги были хорошие, шалила только глюкоза и мне поставили гестационный сахарный диабет. Гинеколог сразу предупредила, что рожать я буду в перинатальном центре Ставрополя. Я начала волноваться, но она сказала, что так положено, и ничего страшного в этом нет. Я дважды лежала перед родами в больнице, проходила обследования. Все было в норме, кроме низкого гемоглобина.

Роды были тяжёлыми. Дежурный врач сделал мне УЗИ в выходные, но не открыл мою историю беременности и не заметил начавшийся отек головного мозга у ребенка. Только в понедельник мой лечащий врач увидел снимки, оценил всю критичность ситуации и начал экстренно меня готовить к кесареву сечению.

Операция длилась два часа. Я помню тот момент, когда мне её показали. Она была еле живая, вся синенькая, и не подавала признаков жизни, как мне показалось. Её сразу поместили в реанимацию, и меня тоже, но этажом выше.

Когда тебе сказали, что твой ребенок-инвалид?

Об этом я узнала на следующий день, когда спустилась в реанимацию. Там я встретилась с лечащим врачом, она-то и рассказала страшные для меня вещи и подготовила морально к худшему. Она сказала, что у Тамары нет сосательного рефлекса, что во время кесарева она наглоталось вод, что у неё воспаление левого лёгкого, и самое страшное: у ребёнка отсутствует половина ушной раковины. И неизвестно, выживет она или нет, она очень слаба, у неё нехватка кислорода в крови.

В тот момент я подошла к ней. Когда я увидела этот маленький комок счастья, лежащий под куполом, я расплакалась. Я была в ужасе…Даже не знаю, как передать те чувства, что я испытывала.

Тамара осталась жива.  У нас куча диагнозов.

Большая часть наших заболеваний пошла от отека головного мозга. Из-за этого произошло поражение центральной нервной системы. Врачи толком ничего не объясняли мне, пожимали плечами и опускали головы. Как я понимаю, им нечего мне было сказать.

Мне несколько раз предлагали оставить Тамару в роддоме. Говорили, что не выживет, а если и выживет, то всю жизнь будет привязана к кровати. Но меня ни разу не посещала такая мысль, она была долгожданным ребёнком, и я никогда бы её не оставила. Ведь это моя кровь и плоть!

Жми «Нравится» и получай только лучшие посты в Facebook ↓

Муж выставил нас на улицу со словами: «Мне не нужна такая обуза»