Об этом не принято говорить

Рождение ребенка — это радость и счастье, слезы умиления, сладкий запах младенца… Такие эмоции принято испытывать молодой матери.

Принято. Но не все испытывают.

Это уже позже я стала искать информацию по такому явлению, как послеродовая депрессия. Когда пришла в себя.

А сначала…

Жуткий страх, когда тебя везут в операционную со схватками и температурой под 40. Как так? Почему кесарево, что со мной произошло, почему все пошло наперекосяк? Ведь беременность прошла идеально.

— Сепсис. Если сейчас быстро не прокесарим, потеряем и тебя, и ребенка.

И никого из близких рядом. И даже молиться сил нет. Успеваю попросить у Бога, чтоб хотя бы дочку сохранил.

Холодный стол, лампа над головой, маска…. И жизнь почему-то понеслась перед глазами в обратном порядке, как кадры из фильма.

А потом пробуждение в ПИТе. И тревожное ожидание — жива дочь или нет? Все мысли только о ней. Жива! И здорова! Слава Богу!

Привозят… Маленькую, красную, в белых точках от долгого безводного периода. Смотрит спокойными глазенками. Все, что могу — дотянуться свободной от капельницы рукой и подержать за маленькие пальчики. вот и познакомились)

Меня поздравляют со вторым днем рождения. Муж сообщает, что наша дочь вырастет ленивой и безвольной, потому что родилась “не так, как положено”. Интернет ему сказал, что все кесарята такие. Ну и ладно. Мне главное, что она жива.

А потом по стеночке быстрей в палату, чтоб моя малышка не была среди чужих людей. Рядом, только рядом.

А потом начался ад.

Через три дня разрешили кормить грудью, казалось, вот оно счастье, но увы — дочь уже распробовала смесь. Когда смеси лишили — орала и днем и ночью. Грудью кормилась через пень-колоду.

Ежедневные ранние взвешивания выматывали и без того расшатанные бессонницей нервы. Постоянные выговоры от неонатолога по поводу недобора веса, отсутствие питьевой воды, т.к. возить мне ее было некому, и выговоры мне по этому поводу от того же неонатолога. Хотелось просто спрятаться от этих бесконечных вопросов — почему вам никто не носит продукты, вам нужно хорошо питаться. Некому ко мне ходить…

Наконец, выписка.

А дома начался еще больший ад. Дочь по-прежнему теряла вес, и я вместе с ней, т.к. готовить не было ни сил, ни времени — сутками держала ее у груди, пытаясь наладить грудное вскармливание. Когда спала в ее первый месяц — не помню. Помню, что спать хотелось все время. И кушать. Муж закрылся в другой комнате от криков и, надев наушники, долбил своих монстров на компьютере.

И меня накрыло.

Мы рыдали вместе с дочерью на пару. Все, что хотелось в то время — выйти в окно вместе с ней, и покончить с этим раз и навсегда. Я ненавидела себя, дочь, всё и всех вокруг. Особенно “добрых” советчиков с их заклинаниями в стиле “а как ты хотела” или “сама виновата”

Всё это усугублялось чувством вины перед дочерью. Почему ей досталась такая плохая мать? Может, без меня ей будет лучше?

Не знаю, что было бы, если мой папа не приехал и не забрал нас. Сейчас понимаю, что могло случиться непоправимое. Чувство вины еще долго преследовало меня. И сейчас, когда говорят, что я слишком замороченная мама, думаю, пусть лучше так, ведь всего этого могло уже не быть.

Жми «Нравится» и получай только лучшие посты в Facebook ↓

Об этом не принято говорить