Письма из прошлого…

Старый Назар лишь после смерти жены, обнаружив адресованные ему два письма, узнал, что у него есть дочь. Как могла жена утаить от него эти письма, Назар не понимал. Тем более, что детей им с женой Бог не дал.

Эта новость взволновала старика, он вспомнил молоденькую Зиночку, приехавшую в их сельскую больницу на практику из Москвы, вспомнил те два дня, что провели вместе. Надо ехать. Надо найти Зиночку и дочь Наташу.

Найти указанный на конверте адрес было не трудно, это оказался старый дом с коммунальными квартирами в самом центре Москвы. Но Зиночки уже не было… А её дочь Наташа не захотела ничего слышать и выпроводила Назара из квартиры. Ей не нужен отец, неизвестно где находившийся, а сейчас немощный явился. Не приняла его дочь.

Но Назару удалось узнать от соседки, что у Наташи есть дочь Марина, которая живет на севере Москвы.

— А Марина такая милая молодая женщина! Живет она в маленькой однокомнатной квартирке вместе со своей дочкой Зиной, — сказала соседка. Она и адрес точный дала и телефон, так что Назар Захарович сразу позвонил Марине и получил приглашение назавра приехать к ним, познакомиться.

Но, знакомства не получилось. Дверь в Маринину квартиру открыла Наташа. Она не пропустила Назара Захаровича, а сама вышла на лестницу.

— Вы сказали, что вас Назаром Захаровичем зовут? — спросила.

— Да…

— Значит так, Назар Захарович, вот Бог, а вот порог! И не приходите к нам больше. У нас и без вас проблем достаточно! А мужчины нам, кроме несчастий, ничего не приносят! Прощайте!

Назар Захарович хотел попросить разрешения только лишь посмотреть на внучку и правнучку, но дверь захлопнулась. Несколько раз он несмело нажал на звонок, но безуспешно. Тяжело ступая, старик вышел из подъезда. Конечно, дочь права. Ему нет прощения! Разве он ее вырастил? Разве помогал ей? Нет, нет и нет!

К подъезду подходила молодая девушка. Назар Захарович остановился от неожиданности. «Зи-и-и-на!» — невольно вырвалось у него. Это была маленькая, пухленькая, с курносым носом и серыми глазами девушка, точь-в-точь как практикантка Зина в те далекие пятидесятые годы. «Зина!» — повторил он.

— Да, Зина! А вы меня знаете? — спросила девушка, — Ой! Стойте! Я знаю: вы дедушка Назар!

— Да, я Назар Захарович!

— Мне мама говорила, что наш дедушка нашелся! А вы и точно на мою бабушку Наташу похожи! Ой! Ну, что я говорю? Это она похожа на вас!

— А ты на прабабушку свою похожа. Не зря, наверное, Зиной назвали?

— Да, все говорят, что я вылитая бабушка Зина. Но, я её не помню. Я еще в школу не ходила, когда она умерла. А вы у нас были?

— Да…

— Поняла. Они вас в дом не пустили. Я знаю, вчера бабушка звонила и запретила маме принимать вас.

— У них есть на то причины, — сказал старик, — Я на них не в обиде.

— Значит, зря ехали?

— Нет, не зря! Тебя увидел! Не знал, что у меня столько родственников, — старик посмотрел в сторону одинокой, пустой скамейки во дворе и неуверенно предложил, — Давай присядем, поговорим.

— Давайте! — Против ожидания, Зина согласилась, — Очень хочется о своих корнях узнать! — А, знаете, ведь вы первый родственник мужского пола, которого я вижу, — сказала Зина, когда они подошли к скамейке, — В нашей семье мужчины не водятся. Видно, вход им к нам воспрещен.

Ни у меня, ни у мамы отца нет, и вот только у бабушки он объявился. В прошлом году в школе исследовали свою родословную. Так, я написала, что мой отец и мой дед космические пришельцы! Учительница — дура, прочитала мое исследование всему классу и сказала, что если так, то мое общество опасно.

А надо мной все в школе, до сих пор издеваются и хихикают, уже и имя мое забыли. «Не таво» называют. Хотела в другую школу перейти, а потом передумала: пусть сами переходят, если им мое общество опасно.

— А прабабушка Зина выходила замуж? — спросил Назар Захарович.

— Н-е-е-т! Я же говорю: никаких мужчин в доме! Мы все Морозовы, как прабабушка, а вот отчество прабабушка бабушке дала ваше: Назаровна. И мама моя Назаровна, и я Назаровна. А тут и сам Назар явился! Ну, чем не с другой планеты?

— Нет, Зиночка, не с другой я планеты! С этой самой! И в Москве раньше часто бывал, но знать не знал, что мое потомство здесь. Да, я вообще думал, что умирать буду, не оставив потомства. А сейчас я рад! Даже, если вы меня не простите, я все равно счастлив.

Они долго сидели на скамеечке. Уже и темнеть начало, а расходиться не хотелось. Назар Захарович узнал, что Зиночка, родив, вынуждена была уйти из института и доктором она так и не стала. Была медсестрой. Но, хорошей медсестрой, любящей свое дело и любимой пациентами.

Ее дочь Наташа и внучка Марина повторили ее судьбу полностью. Так же были матерями-одиночками, так же вынуждены были уйти из института, так же работают медсестрами и также любят свое дело.

— А я, вот, не пойду в медицину! — сказала Зина, — Мне нравится шить, придумывать фасоны нарядов. Хочу стать модельером! Но, в институт не пойду, не потянем мы институт! В этом году школу закончу и пойду в профтехучилище, научусь хорошо шить, заработаю потом денег, а там, может быть, и свое ателье мод открою.

Назар Захарович рассказал о себе, о своей станице, о реке Дон, протекающей там. Всю жизнь он прожил на одном месте и занимался сельским хозяйством. И предки его тоже работали на земле. Но ничего о них он не знает. Раскулачили, выселили в Сибирь, и что стало с ними, как жили, где сейчас покоятся — ничего не знает.

Пробовал искать — не получилось. Несколько раз у Зины звонил телефон и она кому-то, наверное, матери, обещала скоро вернуться, а когда совсем стемнело, она сказала, что ей пора возвращаться домой. Пообещав завтра прийти на вокзал и проводить дедушку, Зина убежала, предварительно по мобильнику вызвала для него такси.

Но, к поезду Зина не пришла. Что помешало ей, неизвестно, но старик был уверен, что мама и бабушка не пустили ее.

— Это не главное, — думал Назар Захарович, — главное — это то, что они есть у меня.

В поезде старику стало плохо. Приглашенному проводницей к нему врачу он сказал: — Мне нельзя умереть сейчас, у меня дело есть в своей станице. Важное дело! Я буду бороться! И он боролся. А вернувшись в станицу, сразу же оформил завещание на дочку, внучку и правнучку. Это и большой дом, и денег на счёте в банке сумма приличная.

— Вот теперь и умирать можно, — удовлетворённо подумал старый Назар, -Дело сделал, успел…

Жми «Нравится» и получай только лучшие посты в Facebook ↓

Письма из прошлого…