Подумаешь, выпил, все так живут!

Мои родители выступили против моей свадьбы с Игорем, не то чтобы костьми ложились, как говорят, но отговаривать пытались серьезно и долго.

-Посмотри сама, какие вы разные с ним, — убеждала мама, — на семью его посмотри, чего они хотят, какой уклад в их доме.

Мне было 24 года и я не слушала. Мы живем в небольшом городе, мама с отцом работают. Он заместитель директора на заводе, а мама трудится на этом же заводе инженером по технике безопасности. Обычная семья с достатком чуть выше среднего, если брать по меркам нашего города.

Образование мне родители дали, квартиру бабушкину приготовили, я устроилась на работу экономистом и решила, что дальше я сама. Дальше я обойдусь без советов старших.

С Игорем я познакомилась, когда он подвез меня в проливной дождь. Он работал водителем в нашей городской администрации. То, что мой жених не имел высшего образования — меня не напрягало. Подумаешь! Да, семья у него была простая, жили они в пригородном селе, но я не страдала приступами снобизма.

-Мне же не с его семьей жить! — ответила я маме, — Я с Игорем счастлива и я выйду замуж, у нас не домострой, чтобы родители мне пару выбирали.

Мама с папой махнули рукой и мы стали готовиться к свадьбе. Играть ее решили у родителей жениха:

-А что, весна нынче теплая, столы в саду накроем, все свое, — говорила Татьяна Николаевна, моя будущая свекровь, — ни к чему кафе разные, да и у нас родни, считай половина деревни, все не влезут в ваше кафе, а тут — красота, подошел — выпивай и закусывай, за здоровье молодых.

«Выпивай и закусывай» — стало лозунгом нашей свадьбы. Когда мы приехали из Дворца бракосочетания, родители и ближайшие родственники Игоря были изрядно навеселе, а дальше процесс только шел по нарастающей.

Мои городские подруги и родственники с ужасом смотрели на остальных гостей, отбиваясь временами от нетрезвых ухажеров. Да и я заметила, что далеко не вся деревня была у нас в гостях. Можно сказать «сливки» местного общества. Многие, проходившие мимо усадьбы ограничивались поздравлениями и отказывались принять участие в веселье.

Ночевать мы с Игорем поехали в мою квартиру, отвез нас мой отец, больше трезвых среди гостей просто не было, включая и моего жениха, который просто рухнул, как только добрался до дома.

-Солнышко, — извинялся он утром, — больше такого не будет, клянусь, ну свадьба же, один раз и на всю жизнь, так-то я не употребляю, я же водитель.

Месяца три муж действительно не выпивал, в гости к его родителям мы выбирались не очень часто, они к нам тоже не ездили: хозяйство, огород, летние заботы.

А через три месяца нас пригласили на крестины к его родственникам.

-Давай не поедем, — просила я, вспомнив, как и чем у них в родне отмечаются праздники.

Муж ответил, что тогда его родня обидится и мы поехали. А поздно вечером свекрови приспичило пива попить и в магазин, работающий круглосуточно, но находившийся в соседнем селе, решено было отправить моего супруга на машине.

-Куда, — возмутилась я, — ты же выпил!

-Он профессионал, — возразила свекровь, — подумаешь, стаканчик пропустил, да и откуда у нас тут полиция?

Мужа моего не было очень долго, на звонки он не отвечал, а потом оказалось, что полиция все же была. Итог: мужа лишили прав и как следствие, он потерял работу.

Больше полутора лет мы жили фактически на то, что зарабатывала я. Игорь просто не мог найти работу: в городе и так с местами не богатый выбор, а образование — школа и все. Он перебивался случайными шабашками, а в свободное время, которого было много, все чаще выпивал.

-Подумаешь, пивка выпью, — слышала я от супруга, — мне же не за руль. Вот верну права, тогда и брошу. Не гуди и не занудствуй. Я в выходные в деревню поеду, к своим, брату троюродному надо помочь, ты со мной?

Я отказывалась. Нет, я не брезговала деревенской родней, мне просто не подходили ни их взгляды на жизнь, ни привычки проводить досуг, ни то, как свекровь поощряет тягу собственного сына к спиртному.

-Все пьют, — говорила Татьяна Николаевна, — что такого, 100 грам с устатку?

Я, наивная, еще верила, что Игорю вернут права и все будет снова хорошо. С родителями своими я старалась не обсуждать свою семейную жизнь, наверное, мне было стыдно, да и зачем обсуждать, все было прекрасно видно.

Когда Игорь, наконец, смог получить свои права назад, то он на машине поехал в деревню, буквально через неделю после того, как снова устроился работать водителем. Цель была благая: из больницы выписали тетю Игоря, ее надо было доставить домой. Я осталась в городе.

Вечером я начала звонить. Муж что-то отвечал, судя по голосу, он был нетрезв. А свекровь взяла трубку и сказала:

-Да мы сейчас с кумом его до города проводим, у кума все гаишники свои, никто не остановит, не волнуйся.

Итог был предсказуем: кум свекрови знал не всех. Прав Игоря лишили снова. И тут уже я не выдержала, объявила, чтобы муж собирал вещи. Он собрал. Но забирать сына из города приехали всей родней.

-Ишь, какая, — кричала Татьяна Николаевна. — не хорош он ей, фифе городской! Подумаешь, ну и выпил. Жена должна мужа поддерживать, а ты вот как, чуть что — за порог!

Да, за порог. Потому что не выдержу еще несколько лет неработающего и часто выпивающего мужа. Потому что поняла простую истину: мы разные. Не по социальному положению, нет. По жизненных целям мы разные. По семейной модели разные, по отношению к жизни. Хорошо хоть, что я ребенка родить не успела.

Теперь я поняла, о чем говорили мои родители перед свадьбой. Надеюсь, что больше таких ошибок я не наделаю.

Жми «Нравится» и получай только лучшие посты в Facebook ↓

Подумаешь, выпил, все так живут!