Пропади оно все пропадом!

— Да, пропади оно все пропадом! – заорала Женя, бросила тарелку на пол и расплакалась. Господи, как она ненавидит своего мужа. Как надоело ей каждый день видеть эту рожу. Его вечное: что хочешь Женечка? Ты только скажи, я все сделаю ради тебя! И так говорит каждый день с этой идиотской, извиняющейся улыбкой и влюбленными глазами.

Как она ненавидит его в такие моменты. Глаза бы расцарапала, а приходится улыбаться. Пять лет выжила с ним. Как он терпит, ведь ни слова в ответ на все ее придирки и молчаливое презрение. Хоть раз возмутился или голос повысил. Иной мужик такое бы выдал за такое поведение. Женя иногда даже мечтала, хоть побил бы что ли. Да куда ему, рохля он и есть рохля. Ему до Андрея, как до Китая…Вот мужик был, так мужик. Как все глупо!

Вышла замуж, как говорят, по «залету». Некрасиво получилось. На той новогодней вечеринке, она заметила, как ее Андрей глазами пожирает, Аленкину подругу, Свету. Женя шутливо погрозила ему, мол, смотри у меня, я за тобой слежу. Следить, следила, да не уследила.

Пока она на кухне возилась с этим проклятым пирогом, Андрей пропал. Потом увидела, как он на балконе целуется с этой…Светой. Ревность закипела в ней. Но, она не стала устраивать сцен и молча, удалилась. Зато стала напиваться, и желание отомстить Андрею росло с каждой рюмкой.

Аленка, подруга, пыталась остановить ее, Женька так озверела на нее, что та в испуге только махнула рукой…да ну, тебя… и оставила в покое. Поставили музыку. Пары начали толочься в обнимку в центре комнаты. Вдруг Женю пригласил, Гришка, невзрачный такой парень.

Она давно догадалась, что Гришка к ней неровно дышит, любит, но она с самого начала отмела его неуклюжие ухаживания и дала понять, что надеяться даже не стоит. Не знай специально подгадал, под ее настроение, подошел к ней. Она огляделась, все танцуют, свободных парней нет, один этот недотепа. Женя подала руку, соглашаясь на танец, и покатилось все в тартарары. Что было потом…

Женя смутно помнила. Наутро проснулась в объятьях Гришки. Это был тихий ужас, до чего докатилась. После той вечеринки Гришка пытался с ней заново поухаживать, она беззастенчиво, по-базарному, отлаяла прямо на улице, когда он ее встретил с цветами. Ее колотило от злости. Андрей бросил, ушел к Светке. Было бы к кому.

Она осталась одна-одинешенька, в общем зеленая тоска, впору по-волчьи завыть, а тут еще этот клеится со своей любовью. Как тут не сорваться? Однако все постепенно устаканивалось, входило в свою колею, пока ей судьба не преподнесла еще один нежданный «подарок». Она забеременела. Опять злость не оставляло ее. Сколько раз пыталась забеременеть от Андрея, чтоб привязать его к себе и выйти за него, наконец, замуж. Нет, ведь «залетела» от этого недотепы Гриши. Ох, Господи, за что ей такие напасти?! От бессилия расплакалась в комнате у Алены и рассказала ей все.

— Ну и что будешь делать? – спросила Алена, когда первая волна девичьего плача прошла и Женя сидела, шмыгая носом.

— Сама не представляю. Пойду, наверное, аборт делать, что остается?

— Да ты, ненормальная, — вознегодовала Алена, — а вдруг… потом бесплодие и куча болезней, а? Подумай.

— Да было бы от кого рожать, а то от этого недоумка, Григория! – Женькин голос снова предательски задрожал.

— Да и не больно он неудатный, Гришка-то, — рассудительно заметила Алена, — образование есть, работа у него денежная. Я слышала, ему в фирме отдел хотят доверить, а там и пойдет вверх. Считай, карьера ему обеспечена. Так что… смотри подруга. А Андрея не вернешь. Ветреный он. В общем, кобель. Он и от Светки ушел. Теперь с Танькой любовь крутит. И не надейся. Сделаешь аборт, грех возьмешь на душу, бесплодной останешься и Андрея тебе не видать, как своих ушей. Кому нужна будешь такая, а? Давай, вытри слезы и марш,… к Григорию. Выходи за него замуж, а там… война план покажет.

Вот Женя и вышла замуж. Родила здоровую дочь. Гриша был без ума от радости. Чего только не делал ради своей Женечки и дочки Верочке, только разве Луну с неба не доставал. Работал, как проклятый. Деньги в доме водились. Стал начальником отдела, потом замом директора. Грех жаловаться на такого трудягу.

Дом полная чаша. А любит, любит как! Сердцем Женя понимала все это и в минуты раскаяния жалела Гришу. Но сердце не прикажешь. Не любит его и всё, хоть голову снимай. Мать Жени чуяла, как дочь ее мается. И могла только посочувствовать ей, но была всегда на стороне Гриши, видя, как Женя измывается над безответным зятем. Спрашивала после очередного скандала, чего ей не хватает, другие бабы рады радехоньки были бы за спиной такого мужа.

Ох, доиграется Женька, в конце концов, надоест все это Грише, бросит ее. Вспомянет потом да поздно будет. На время Женя успокоится, пока вожжа снова под хвост не попадет. И начинается по новой. Вот прожили пять лет. Да и жизнью это не назовешь, так… бег с препятствиями. Вера росла, хорошела. Милый ребенок, не по годам смышленая и то понимала, что-то не то творится у них дома, переживала, просыпалась и плакала по ночам.

А сегодня вечером Гриша как никогда задержался на работе, сказал, что у них банкет по случаю подписания выгодного контракта. Директор больно уж хвалил его за расторопность, потому как он, как представитель фирмы на аукционе обскакал всех конкурентов. Премию обещал хорошую за это. Гриша принес пригласительный на двоих, Женя же взбрыкнула, отказалась идти. Муж посмотрел, как она говорит, «телячьими» глазами, не сказав, ни слова ушел.

Женя весь вечер в каком-то смутном беспокойстве сидела и ждала его. Грела ужин, знала его привычку, дома обязательно кушал. Вернулся поздно, почти за полночь. Маленько подшофе. Это взбесило Женю. К тому еще учуяла запах женских духов. Она взорвалась. Обозвала всячески, стала упрекать в неверности, тыкала на запах духов. Гриша пытался объяснить, что он танцевал с дамами, от них и перенял эти запахи. Но жена не успокаивалась. Гриша опять посмотрел на нее грустным взглядом и ушел в спальню. Вышел с сумкой, ключи положил на тумбочку в прихожей, обернулся и сказал:

— Буду у друга Алешки. Перебесишься, позвони, — и вышел из квартиры.

— А ужинать? – вдруг растерялась она, услышав захлопнувшуюся дверь. А в ответ тягостное молчание.

— Да пропади все пропадом! – заорала Женя, села прямо на пол и расплакалась.

— Мама, а папа вернется? — вдруг услышала она голос Веры, боязливо выглядывавшей из детской комнаты.

— Не знаю, дочка, ничего не знаю. Да отстаньте вы все от меня-я-я! – уже в голос завыла Женя и к ее вою примешивался плач испуганной дочери.

Жми «Нравится» и получай только лучшие посты в Facebook ↓

Пропади оно все пропадом!