Родила дочь «для себя», всю жизнь на неё положила

Антон и Юля молодые люди, которым нет еще и 30 лет. Они встречаются, с букетами, цветами, серьезными намерениями, но не представляют пока, как эти намерения реализовать. Оба работают, делают карьеру.

Антон уже имеет свою квартиру, ипотека за которую почти выплачена. Родительская семья Антона большая: мама, отец, два младших брата. Юля живет вместе с одинокой мамой. Есть у них и еще кое-что общее: оба раньше состояли в браке. Друг с другом.

-Поженились они 5 лет назад, — вспоминает Татьяна Тихоновна, мама Антона, — до этого встречались полгода. Конечно, маловато, чтобы друг друга узнать. Но я с мужем в ЗАГС пошла заявление подавать через две недели после знакомства и ни разу о таком скоропалительном решении не пожалела.

Сын просто горел, до такой степени был влюблен. Да и нам всем Юля очень понравилась: спокойная, вежливая, хозяйственная, женственная такая.

Беда была в том, что у ребят не было своего жилья, а еще в том, что мама Юли болела. Нет, ничем фатально: гипертония, кризовая форма. Юля была хорошей и заботливой дочерью, тем более, что мама всю жизнь посвятила ей.

-Родила сватья в 35 лет, — говорит Татьяна Тихоновна, — одна. Юля своего отца и не видела никогда. В дочке души не чаяла: все для нее. Но и не избаловала, хорошая девочка выросла. Даже слишком. И сватья умело этим пользовалась.

-Как я буду жить одна, — стонала мама Юля накануне бракосочетания дочери, — мне 60 лет, я больна. Однажды придешь, а поздно.

Юля и Антон уже присмотрели себе вариант для съема, внесли предоплату, но под напором уговоров невесты, жених сдался. Жить пошли к Юлиной маме.

-Это была ошибка, — признает Антон, — я не смог противостоять Юле, она не смогла устоять против мамы-манипуляторши. И вот итог.

Семейной жизни в чужом гнезде не получилось. Антон слишком много ел, слишком громко разговаривал. Провоцировал у тещи кризы одним своим видом. Разумеется, на взгляд ее самой.

-Сын то не так поставит ботинки в прихожей, — с досадой вспоминает Татьяна Тихоновна, — то не на той доске отрежет себе хлеба. Я уже не говорю о том, что он никогда голоса на маму Юли не повышал, а она начинала жаловаться дочери на то, что зять ее доводит и хочет ее совсем доконать. Сын пытался достучаться до Юли тогда, но мама там — та еще шантажистка.

-Такое ощущение, — говорил Антон родителям, — что она просто ревнует жену ко мне. И дело не во мне. Любой на моем месте был бы тоже неугоден. «Рожала для себя» — моя обожаемая теща живет с этим девизом. Для себя это как? Чтобы не отпустить от себя взрослую девушку и испортить ей жизнь?

-Да пробовал сын тогда уговорить жену все же уйти от мамы, — говорит Татьяна Тихоновна, — и вроде бы соглашалась Юля. Но мама снова в больницу укладывалась и невестка сдавалась.

Промучившись полтора года, Антон ушел. Детей у них с Юлей не было.

-Мне кажется, — говорит Антон, — не будь рядом Юли, ее мама при известии о том, что мы расходимся, просто лезгинку бы танцевала.

Но Юля была дома, Антон собирал вещи, а теща лежала на диване с очередным приступом и холодным полотенцем на лбу. Антон начал жизнь один. Тут ему и наследство перепало в виде комнаты в коммуналке, парень ее продал и вступил в ипотеку, работал на двух работах и почти выплатил долг за квартиру, в которой есть две комнаты, но так и не появилось хозяйки.

-Все один и один, — сокрушалась Татьяна Тихоновна, — ну не получилось, живи дальше. Найди хорошую девочку, детей нарожай.

Сын отмахивался, а полгода назад Татьяна Тихоновна с изумлением узнала, что Антон и Юля по настоящему прекратили отношения всего лишь на два года, а в течение последних полутора лет они снова встречаются, благо, есть где.

-Когда ты наконец скажешь маме правду, — спрашивает Антон Юлю время от времени, — она переживет. Нужно только не поддаваться на ее провокации. Ты имеешь право на семью, на детей, мы же любим друг друга.

Но Юля тянет, жалеет маму, которая «жизнь на нее положила». Ей страшно: вдруг она станет причиной ухудшения здоровья родного человека. Откладывает на потом. Дескать, маму надо подготовить. А пока врет ей про командировки и ночевки у подруг.

-Юля на 3-м месяце, — сокрушается Татьяна Тихоновна, — что, так и будет рожать ни женой, ни невестой? Ну рано или поздно маме придется смириться. Неужели же она хочет и дочке свою судьбу? Мать-одиночка. При живом и любящем мужчине, готовом взять на себя ответственность

Жми «Нравится» и получай только лучшие посты в Facebook ↓

Родила дочь «для себя», всю жизнь на неё положила