Сестра, которая со мной при друзьях не общалась

С мамой жили не богато, но и концы с концами не сводили. Особо она меня не баловала.

И была у меня сестра двоюродная Юля. Вместе с ней мы на рисование ходили.

Училась я в школе, которая находилась в другом конце города, ехать на трамвае — 40 минут в одну сторону. Сестра жила в трех минутах от моей школы и я часто, после уроков, забегала к ней.

Мы болтали, пили чай и ехали на занятия в художку. По пути обсуждали самые животрепещущие новости нашей подростковой жизни.

Она никогда не говорила, что стесняется меня. Хотя, мне самой порой было не комфортно от того, что одевала мама меня так, как позволяли средства. О дорогой, красивой одежде речь и не шла. Зато всегда чистая и аккуратная.

Моя тетя, однако, получала хорошую зарплату, а дядя имел небольшой бизнес. У сестры было все то, о чем я и не мечтала.

Стоило нам войти в художку, Юля менялась. Она отходила от меня, делая вид, что мы пришли не вместе. Пока ждали начала занятий, Юля стояла в стороне с самыми крутыми девочками, смеясь с ними. Над нами, кто не входил в их круг «четких девчонок».

Мне было наплевать на их мнение, хоть и обижало поведение сестры. Иногда, я спрашивала, зачем она так делает. Но Юлька отмахивалась, говорила, что они ее подруги.

Подруги. Меня на смех пробирало, при взгляде на эту «дружбу». Дразнить других девочек, строить из себя принцесс только потому, что у тебя есть сотовый телефон и деньги на CocaCola да чипсы, недоступные в то время детям, как в настоящее время.

Когда мы ездили на выставки, Юля всегда подходила ко мне и говорила:

-Ну ты же понимаешь, что в поездке не смогу с тобой общаться?

Я лишь пожимала плечами, с другими девочками легко находила общий язык, они были добрее и всегда рады помочь.

А потом, к нам в художку пришла Милана. Высокая, стройная, с очень резким характером. Она в одночасье обозначила старой шайке, кто тут главная. И начался жесткий отбор в круг «избранных».

Так, в мгновение, картина поменялась. Дело в том, что сестра моя была полненькой. И первая попала в немилость к Миле.

Милана высмеяла ее при старых «подружках», которая опускали глаза и натянуто смеялись, чтобы не прогневать новую командиршу.

На следующий день, я прибежала к сестре, хотя в художку идти не нужно было. Та расплакалась, от обиды, обнимая меня. Оказавшись в шкуре неугодных, Юля ощутила, каково это, быть среди лузеров.

Я успокаивала сестру, понимая, что, чем выше ты сидел, тем больнее падать. И тот, кто привык к насмешкам, оброс уже панцирем безразличия. И шутки злые не задевают так.

Тот момент стал переломным. С тех пор, Юля, в любой компании, общалась со мной, как и со всеми.

Жми «Нравится» и получай только лучшие посты в Facebook ↓

Сестра, которая со мной при друзьях не общалась