Шесть лет потерянного детства…

Моя жизнь началась в детском доме. До этого были родители, но я их не помнила, вернее я помнила только боль и желание поесть, хотя бы обычного хлеба, на большее практически не приходилось рассчитывать.

Меня постоянно наказывали, в пять лет я должна была убирать дома, нянчить сестричку, которой было всего лишь шесть месяцев, и не попадаться на глаза. А мама снова была беременна, но это её не останавливало, в доме постоянно были гулянки.

За плач сестренки били меня – плохо справляюсь, запрещали выходить, но я тайком выбиралась, попрошайничала, чтобы было чем накормить Анютку, тогда она почти не плакала.

В шесть лет я оказалась в другом мире, но потеряла сестричку, мы оказались в разных детских домах. Пусть многие говорят, что плохо без родителей, плохо в детском доме, но я наконец-то начала жить по-настоящему.

У меня было огромное желание учиться, познавать мир, ведь в свои шесть лет я ничего хорошего не видела. За короткое время я нагнала своих сверстников, училась лучше многих.

Уже тогда мне хотелось выбраться пусть не на вершину, но хотя бы на пару ступенек выше, забрать с собой сестренку, ведь братику не суждено было родиться живым, дозы алкоголя оказались на этот раз губительными.

Я закончила все одиннадцать классов, поступила в престижный вуз, стала гордостью своего детского дома. От мечты забрать сестренку я так и не отказалась, специально нашла работу, чтобы накопить денег.

И начались поиски. В одном из детских домов я познакомилась с Владом, он был волонтером, в жизни тоже пришлось не сладко, а теперь, имея свой бизнес, он помогал малышам. И мне обещал помочь, поднять свои связи.

Меня ждали не радостные новости: Ани больше нет в живых. Она выбросилась из окна роддома, оставив своего маленького сына. В память о сестре я решила, во что бы то ни стало забрать малыша себе.

Студентке его точно не отдадут, заработок небольшой, только что жильё своё. И тут Влад предложил фиктивно расписаться и оформить документы на усыновление. Буквально за два месяца было всё готово, и мы забрали годовалого мальчугана домой. Димка, такое имя выбрала ему сестра.

Сначала он был очень серьёзным, тяжело шёл на контакт, а потом я всё чаще стала ловить его искренние улыбки, он наконец-то научился ходить. Еще через месяц Влад услышал от Димки первое слово «папа», малыша никто не учил этому, я была в шоке. Впервые увидела, как взрослый мужчина украдкой вытирает слёзы.

Влад стал даже больше, чем просто близкий человек. Мы втроём стали настоящей семьёй, забыв о фиктивном браке.

Жми «Нравится» и получай только лучшие посты в Facebook ↓

Шесть лет потерянного детства…