Свекровь шантажом пытается поселиться в квартире моего мужа

У моего супруга остался ребенок от первого брака. Когда Вова разводился, он ушел с одним чемоданом, оставив свою квартиру бывшей жене. Предусмотрительно отказавшись оформлять квартиру на бывшую супругу. Алименты мой муж платил исправно, только видеться с сыном ему не давали. Но муж и сам не сильно горел желанием — сомневался в своем отцовстве.

Когда мы только сошлись, я удивилась, что сына он не видел несколько лет. Вова объяснил это нежеланием бывшей жены. Я предложила пойти в суд, чтобы добиться для мужа свиданий с сыном. А муж, горько вздохнув, поделился со мной своими сомнениями.

— Блин. Вовка, 21 век на дворе! Тест на родство сделай и успокойся. — посоветовала я.

Муж пустился в туманные объяснения, что боится результатов. На тот момент, Темка был его единственным ребенком, и муж не знал, будут ли у него еще дети. И, в случае отрицательного теста, он боялся после себя никого не оставить. А так — сын есть, может, конечно, и не сын, но официально-то — сын. Логика мужа показалась мне странной и немножко глуповатой. Возможно, для мужчин это действительно важно, чтобы по земле ходили их потомки? Решение мужа я приняла, и, следующие несколько лет, больше эту тему не поднимала.

Нашему общему сыну только-только исполнился год, когда ко мне домой заявилась бывшая теща Вовы. Адрес она узнала у мамы моего супруга. Пришла Александра Никитична не одна, она привела своего внука, Темку, к нам жить.

Бывшая теща мужа рассказала, что внук жил с ней с самого развода. А ее дочь, Даша, жила припеваючи в квартире моего мужа с новым хахалем. Причем, сама Даша не работала, а жила на алименты, которые мой муж платил на сына.

— Все, с меня хватит, я хочу уехать жить на дачу. Сначала Дашку поднимала, последние годы Темку растила. А теперь извиняйте — я на пенсию вышла, для себя хочу пожить. Да и не прокормлю я внука на такие гроши. — сказала на прощание Александра Никитична, оставив внука и несколько пакетов с его вещами.

Стал Тема жить с нами. Муж, тем временем, позвонил бывшей жене и сообщил, что подает в суд на определение места жительства ребенка — я согласна была прописать мальчика, и на отмену алиментов. Даша сразу вспомнила, что она — мать, и приехала за сыном. Тема ее не узнал. Он просто не узнал собственную маму, по словам которой выходило, что она с утра до вечера занималась сыном дома у своей матери. Идти куда-либо с Дашей Артем отказался наотрез.

Тогда Даша поплакалась моей свекрови. Когда-то они хорошо ладили — одного поля ягоды, моего мужа тоже бабушка воспитывала, хотя его мать жила с ними в одной квартире. Мы не могли не пригласить свекровь на свадьбу. И там она попыталась напроситься жить с нами, видите ли, мать (бабушка мужа) ее запилила и жить с ней она больше не может. Мы ей отказали, она осерчала, и 3 года вообще нам не звонила. Ее никогда не интересовал старший внук, а младший — тем более, она его даже не видела ни разу.

Свекровь, зацепившись за повод побывать у нас дома, приехала, как она выразилась, «ставить мне мозги на место». Даша все вывернула так, будто я Темку, чуть ли не под дулом пистолета, заставила не признать родную маму. Она с порога начала меня оскорблять и поливать грязью. Она тыкала мне в лицо фотографией с первой свадьбы мужа и орала, что это я разрушила такой счастливый брак. Хотя мы с Вовой познакомились уже после его развода. Я вытолкала ее из квартиры, не намереваясь выслушивать весь тот бред, что она вываливала на меня. Захлопнув дверь, я увидела на полу фотографию, видимо, выпала из рук свекрови.

Я рассмотрела снимок. И вот что меня удивило. Темка был точной копией грустного свидетеля. Я показала фото мужу. Он сравнил Артема и фотографию, и на следующий день пошел делать тест на родство. Мой муж шесть лет платил алименты на чужого ребенка.

В тот же день, когда результаты теста были получены, Вова собрал вещи Артема и увез его к Даше, дав им неделю, чтобы убраться из его квартиры. Когда Даша завела шарманку о том, что отец не тот, кто родил, а тот, кто воспитал, муж ей так и сказал:

— Воспитал? А ты мне дала его воспитать? Ты сама виновата. Как я могу любить ребенка которого не видел 6 лет?

Узнав, что у Вовы освободилась квартира, его мать вновь нарисовалась. Пожить она там хотела. И до сих пор хочет, несмотря на то, что мы ту квартиру сдали. Все надеется, что в Вове взыграют сыновьи чувства, ведь она ему жизнь дала. Ну и что, что бабушка воспитала? Все равно, мать-то — она. Только, кажется мне, зря она надеется.

Муж сейчас пытается отменить запись об отцовстве. А Даша всеми силами уверяет суд, что Вова знал о том, что не является отцом ребенка. А самое интересное, что главной свидетельницей у Даши идет моя свекровь. Она нам даже позвонила, сделку предложила. Грубо говоря — шантажировать начала. Что если Вова не пустит ее жить в свою квартиру, то она даст показания, нужные первой невестке. И будет Вова еще 8 лет платить алименты на чужого ребенка. Как-то так. Что решит муж — не знаю, он в ярости. Как что выяснится, обязательно напишу.

Жми «Нравится» и получай только лучшие посты в Facebook ↓

Свекровь шантажом пытается поселиться в квартире моего мужа