Сын вернулся домой, а отец выставил его за дверь, приказав не возвращаться

— Вот и я, край родной.

Мужчина среднего возраста, одетый в скромную серую рубашку и черные брюки, стоял на краю утеса и смотрел вдаль, на любимую деревню.

Зеленые просторы открывались с высоты скалистого обрыва. Слева блестела гладь голубого озера, впереди, за деревней, причудливыми змейками вились цепочки мелких речушек. И прямо в долине расположилось поселение Алексеевки, красивой живописной деревни, со своими небольшими домами.

Сколько времени минуло, с тех пор как он был здесь в последний раз? Два года и пять дней. Иван, а так звали мужчину, помнил, сколько отсутствовал, вплоть до минуты.

«Как там встретят меня мать с отцом? Получили ли телеграмму? Если получили, мама, наверное, булочек с изюмом напекла, моих любимых. Отец уж ворота отворил и меня ждет, вглядываясь в горизонт деревенской степи».

Так, думая о приближающейся встрече, Иван спустился с обрыва и двинулся в сторону зеленеющей долины.

«Вот и улица родная. В этом доме раньше дед Матвей жил, гонял меня, когда я за яблоками к нему в сад лазал. А сейчас ставни закрыты, на двери замок».

В следующем доме тетка Марья жила, а вот и она сама, в палисаднике копается.

— Здравствуйте, тетя Маша!

-И тебе не хворать. Вернулся что ли? – и, не дождавшись ответа, всплеснула руками и побежала домой: — Ой, забыла, тесто у меня.

Иван пожал плечами и дальше пошел.

Пусто на улице, тихо, слышно только как в конце улицы собака заливается, да видно как соседи занавески задергивают.

Через десять минут был Иван около калитки родительского дома, вошел во двор, а там к нему Шарик бросился. Поначалу лаял, а потом признал, ластиться начал, хвостом вилять.

Прошел в избу, не пахнет хлебом, валерьянкой только и старостью. Никто не встречает. «Не получили весточку», — подумал мужчина.

— Мать, отец, ваш сын приехал, — прокричал Иван в тишину пустого дома.

Из глубины дальней комнаты послышались шаркающие шаги, потом показался отец, постаревший, с седой головой.

Обрадовался старик поначалу, заблестели глаза в темноте сеней, но потом переменился взгляд, насупились брови:

— Ты зачем сюда явился? – грозно проговорил седой мужчина.

— Отец, ты чего? Где мама-то? – с недоумением в голосе спросил Иван.

— Мать твоя уж два года как померла, прямо после того, как ты в тюрьму загремел. Не выдержало сердце такого потрясения. А вот ты зачем вернулся, чтобы и дальше позорить меня по деревне? Нет тебе места здесь. – Уезжай туда, откуда приехал, — сурово высказался отец мужчины.

Иван упрашивал и так, и сяк, прощенья просил за то, что по молодости оступился и грабить магазин не хотел, просто под действие дурной компании попал. Но слово отца было непоколебимо. Выставил родного сына со двора и калитку запер, а сам, согнувшись под тяжестью принятого им решения, поплелся в дом.

Мужчине ничего не оставалось, как обратно в город податься. Отец прогнал, соседи при встрече нос воротили, никто ему рад не был.

Навестил он на прощание могилку мамину, положил туда полевых цветов, поплакал и снова на опушку леса поднялся.

Окинул взором свою деревню, места родные в последний раз и шагнул в тень леса.

Больше Ивана в этих краях не видели. Слышали только, что он в городе обосновался, работу нашел и к прежнему образу жизни не возвращался.

Жми «Нравится» и получай только лучшие посты в Facebook ↓

Сын вернулся домой, а отец выставил его за дверь, приказав не возвращаться