Сыновья обида

Свадьба была в самом разгаре. Сосед, через дорогу, Михаил женил своего сына Андрея. Торжество было шикарное, что и говорить. Гостей созвали много, по нынешним меркам достаточно, чтоб они своими подарками смогли обеспечить ближайшее будущее молодоженам, хотя бы на полгода.

Речи говорились такие сладкие, как малиновый сироп, такими слащавыми голосами, что прям охота было подойти и лизнуть говорящего. Подарки молодым достались дорогущие. Честно сказать, сейчас приглашенные гости, не заморачиваются насчет того: «что бы подарить?»… вручил конверт с деньгами и душа спокойна, сами купят что им по сердцу.

Андрей сидел за столом со скучающим видом, невеста пугливо-преданно поглядывала на него и с ее лица не сходила неуверенная улыбка. Жениху, видать, надоела эта кутерьма вокруг его персоны, с досадой вынул из кармана мобильник и уткнулся в него.

Невеста растерялась и попробовала отвлечь от телефона, Андрей дернул рукавом, дескать, не мешай. Поздравляющие гости растерялись, установилась неловкая пауза. Однако тамада оказался расторопным, мигом овладел вниманием свадьбы:

— Вы говорите, говорите, жених вас слушает, это ему смс-ка пришла, дальние друзья, наверное, поздравляют.

Гости продолжили свои тосты. Семен сидел почти с самого краю застолья. Рядом расположился сын Данил, а дальше, как полагается жены Света-сноха и Таисия. Их посадили вместе, пусть беседуют меж собой, а мужикам не след слушать бабьи разговоры. Семен тоже откровенно сидел, скучал,… ох, как он не любил, этот ритуал подношений с поздравлениями. Тягомотина страшная.

Пока все приглашенные выскажут свои пожелания, а некоторые так и стараются блеснуть красноречием, затянут волынку на полчаса, впору рот затыкать. Данил же сидел и внимательно следил за ходом подношений.

Он от Андрея узнал, что его родители заранее, прозрачно так, намекнули будущим гостям, мол, цена подарка минимум пять тысяч рублей или наличными на ту же сумму, больше,… пожалуйста, меньше нельзя. Вот и сидел внимательно следил и считал в уме, сколько же перепадет молодым денег и подарков. Сын Семена был немного завистлив.

Наконец-то поздравления закончились, тамада предложил всем налить рюмки и выпить за счастье молодых. Гости обрадовано опрокинули в себя алкоголь и началось поедание всего того чем заставлен стол. Началась вторая стадия свадьбы. Праздник объедения.

По ходу действа звучала музыка, пели приглашенные артисты. Ну, общем стандартно, уныло, посредственно. Семен тоже недавно женил своего Данилу. Полгода не прошло, в июне. Свадьбу справил не сказать богатую, но достойную. Кафе не заказывал, как его сосед Михаил, а провел дома, во дворе. Поставил столбы, перекладины, натянул брезент. Получился отличный навес. Расставил столы, скамейки. С женой ходили, радовались.

Вспоминали, что и у них точь в точь, также было, при этом не замечали, как хмурится сын. Его не радовало все это. У Данилы уже был разговор насчет… заказа кафе, профессионального тамаду, дискотечника с аппаратурой. Семен как услышал, сколько все это стоит, отказал на отрез. Зачем заказывать кафе, платить аренду, поварам, официантам, посудомойщикам, да и этим тамаде, артистам? Лучше эти деньги на дом истратьте. На стол собрать, обслужить… родственников уйма. Тамадой,… Петро-свояк будет, весельчак, остряк, гармонист, каких поискать, а для молодежи…вон, музыкальный центр есть и будя. Данил смолчал, а Таисия перечить не стала.

Свадьба чисто по-деревенски получилась, шумная, веселая и малость бестолковая. Зажили молодые, а перед осенью в новый дом въехали. Данила мастером был на все руки, все умел делать. Машину подремонтировать или там, сруб поставить, никого на стороне не ищет, сам Бог ему разума дал. В общем, работяга-парень.

Тем временем, соседова свадьба уже переходила в третью стадию, тамада объявил перерыв, гости с шумом и облегчением вставали из-за столов, мужики на ходу доставали сигареты, женщины гуськом потянулись в «комнату народного облегчения». Заиграла музыка, запели артисты и под ритмы песни задергались в танце первые активисты. Вызвали жениха с невестой, та уже успела сходить, «попудрила» носик, пока Андрей наигрался по мобильнику и тамада объявил совместный танец молодых с гостями. И пошла-поехала свадьба по накатанному сценарию.

Семен с тревогой смотрел, как его сын нет-нет да подходил к столу, наливал стопку, опрокидывал ее, шел танцевать. Сноха его отговаривала от таких походов к столу, но Данил упрямый. Вскоре его начало покачивать. Мать подошла к сыну попробовала уговорить сына, выйти отдохнуть на свежем воздухе. Данил набычил голову и с каким-то остервенением продолжал танцевать.

Потом водка начала одолевать его, и он решился выйти на вольный воздух, невестка обрадовано повела его к дверям. Семен решил поговорить с сыном, чтоб маленько охолонул, а то народ кругом, все почти трезвые, только один он напился,..нехорошо, как-то. Данил со Светой сидели на скамейке в скверике у кафе. Семен подошел.

— Что, сынок, как гуляется?

— Да все, ништяк, батя? Видишь, как меня разнесло?

Крутится-вертится, шар голубой,

Крутится-вертится над головой

Крутится-вертится, хочет упасть

Кавалер, барышню, хочет укра-а-ас-ть!

Дурашливо пропел куплет Данила и на последних словах песенки схватил под бока свою жену. Света испугано заверещала от неожиданности и вырвалась из объятий мужа.

Семен помрачнел, видит, грызет что-то Данилу внутри, оттого и напился.

— Вот об этом и хотел я поговорить, ты сынок, не сильно усердствуй насчет водки, а то опозоришься, да нас ославишь, родителей.

— Ославлю вас? Опозорю? А ты меня отец не позорил, всю мою жизнь? – пьяно огрызнулся Данил.

— Чем же я тебя позорил, сынок? – хмуро спросил Семен, доставая сигареты. Внешне он оставался спокоен. Но, Таисия слишком хорошо знала нрав Семена и потому предупреждающе сжала его локоть, дескать, успокойся.

— Сынок, ты б пошел со снохой, прогулялся по улице, хмель то и вылетит из головы, скоро к столу позовут, – ласково сказала Таисия, желая разрядить обстановку.

— Ты, мать, меня не успокаивай, — с вызовом ответил сын и повернулся к Семену, — Вот ты, отец, спрашиваешь, чем ты меня позорил? А тем,… что лишил меня детства, как будто я не твой сын был, а пасынок или вообще подкидышем. Что я видел в детстве? Одни сараи, да огороды. Три огорода одной картошки!!! С десяти лет я уже навоз чистил. Будил меня с сестрами всегда в 6 утра. После уроков опять, за телятами смотри, а летом огороды полоть, пасека, сенокос. О-о,

Господи, как я все это ненавижу. Сестры замуж скорей повыскакивали, чтоб уйти из дома, из вечной этой трудовой кабалы. Посмотри на соседа нашего дядю Михаила. Дети его, как сыр в масле катаются. В школе учились, вечно по городам путешествовали на каникулах, а летом Турция или Египет. Дом полная чаша и никакой скотины в сарае.

Машину подогнал Андрею на выпускной вечер. В институте он да Аленка играючи проучились. А свадьба… смотри, где проводит,… в лучшем кафе, не то, что у меня, как за скотным двором, под навесом. Двухкомнатную квартиру подарил с полной обстановкой. Слышал, как дядя Михаил пообещал, если невеста внука родит лично ей авто «Матисс» преподнесет. Вот отец, так отец, обо всем позаботился. А ты, батя, что ты мне припас для будущей моей жизни?

Только то, что все пальцы мои в мозолях, да ссадинах, я ведь все своими руками добился. Дом своим горбом поднимал, ну и ты конечно помогал. Но все равно, знаешь, чего мне этого стоило? Мои ровесники ездили то на пикники, то на речку, жизни радовались, а ты меня никогда не пускал с ними, обязательно находил работу и заставлял трудиться, называя друзей бездельниками.

А они, эти бездельники, лучше нас живут. Ты все время твердил, учил меня, что только честный труд сделает меня достойным человеком, а вышло наоборот. Вот так, батя, давно это у меня в душе кипело, наконец-то высказался.

— Да как у тебя язык повернулся, так с отцом разговаривать? – рассердилась мать, — ты на кого смотришь, с кого пример берешь? Отец тебя всему научил, чем сейчас похваляешься. Уйди с глаз долой, бессовестный!

— Не шуми мать! Ему сейчас, что в лоб, что по лбу, все равно не поймет, а переругиваться, только злить его. Сейчас не он говорит, а водка драться зовет. Сноха веди его домой.

— Не пойду домой, гулять хочу. Я женатый человек, и вы мне, родители, не указ, мы теперь отдельная семья. Света за мной. Я выпить хочу! – и пошел нетвердой походкой в кафе. Семен смотрел ему вслед печальным взглядом, поднялся, пошел в кафе, попрощался с соседом, отговорился завтрашними делами на его уговоры остаться, посидеть еще немного, вышел, а рядом взяв его под руку, шла преданная Таисия. Они оба молчали. Таисия не выдержала гнетущего молчания мужа и тихо заплакала. Семен обнял ее и успокаивающе сказал:

— Не печалься, мать. Данил парень хороший, только зависть его грызет. Проспится, все в норме будет! – Таисия признательно прижалась к плечу мужа, и они вскоре свернули в свой переулок.

Жми «Нравится» и получай только лучшие посты в Facebook ↓

Сыновья обида