— Ты же говорила, что никогда не бросишь? Как же я теперь одна?

Тонкая струйка дождя скатилась по оконному стеклу. Наташка, сидевшая на подоконнике и пристально наблюдавшая за ней, громко чихнула.

— Слезь немедленно! — выругалась старушка, хлопотавшая у плиты. — Настудишься!

Наташка насупила брови, выпятила верхнюю губу, которая тут же подмяла под себя нижнюю и еле слышно, с обидой в голосе, пробурчала:

— Я мамку жду! — ответила девчушка и тут же чихнула еще раз.

— Кому сказала, слезь! Горе ты мое! — баба Тоня застыла с полотенцем в руках и погрозила внучке. — Не доводи до греха!

— Ууу, достала уже! — Наташка ударилась в рев.

— Я же о тебе забочусь! — всплеснула руками бабушка. — Потому что люблю! Матери ты не нужна ведь, что ты ее ждешь каждый день! Не вернется она!

— Н-н-не-на-д-д-о! Я т-т-е-б-б-я н-е люблю! — с обидой проговорила девочка и стала слезать с подоконника, но не удержавшись на стуле, шлепнулась на пол.

Она скусила лицо, и слезы еще сильнее покатились по ее лицу.

Ей было не столько больно, сколько обидно, потому что баба Тоня была права.

Наташке было всего пять лет, когда она стала жить с бабой Тоней.

Мать сказала, что вернется через пару дней, но так и не объявилась.

Наташка слышала, как бабушка рассказывала своей подруге, тете Вале, о том, что Юлька — мать Наташки — вышла замуж и теперь у нее новая семья, что про Наташку она и не вспоминает.

Даже на день рождения ее не поздравляет: ни открытки, ни звонка.

По первости баба Тоня сама от лица Юльки присылала ей открытки, а потом плюнула. Сколько можно дите обнадеживать.

Баба Тоня, услышав такие слова от внучки, тут же вжала голову в плечи, отвернулась и украдкой стала беззвучно плакать.

Вырастила, называется, вот и получи. Наташка только в этот момент поняла, что старушка права, как никогда.

Она поднялась с пола, подошла сзади к бабе Тоне и уткнулась носом в подол ее платья, пахнувшего котлетами и борщом.

— Бабуль, прости меня! Люблю я тебя…очень! — проговорила девочка и обхватила колени старушки.

Баба Тоня обернулась, украдкой вытерев слезы, и взяла семилетнюю внучку на руки.

— Ты меня ведь никогда не бросишь? — вдруг спросила Наташка.

Старушка кивнула, прижав внучку к гpyди, ей хотелось плакать и плакать, но чтобы не расстраивать внучку, она просто кивнула.

Прошло десять лет. Наташка стояла у свежего холмика земли и взахлеб рыдала.

— Ты же говорила, что никогда не бросишь? Как же я теперь одна?

Жми «Нравится» и получай только лучшие посты в Facebook ↓

— Ты же говорила, что никогда не бросишь? Как же я теперь одна?