У неё был прекрасный голос…

Рассказ из цикла «Семейные бубни»

«Да не пойду я туда», — думала Света, — петь ещё заставят».

Она не любила петь караоке. У неё, действительно, был прекрасный сопрано, как говорили все её преподаватели, просто он не для караоке. А всем почему-то не терпелось помериться силами.

-Ну и сиди тут со своими соплями.

Они разные. Вспыли она, Катька хмыкнет, вскочит и уто́пает. И Света останется одна. С простудой.

Катька, бедняга, такая открытая, такая общительная — а ни в любви, ни в личной жизни не везёт.

Запылило в носу, аж слёзы выступили.

-А если это… лихорадка Эбола? — чуть-чуть гнусавя спросила Света.

-Свиной грипп, если только. Свинячий, — ответила подруга от дверей.

Вопреки ожиданиям, дышать на улице стало легче, она даже перестала кутаться в шарф. Кружила пурга. Снег падал, летал, вёл себя как хотел, зная, какой желанный гость. Погода совсем Новогодняя, два дня до Нового года.

Перед открытой дверью в бар ковриком выпал свет. На этом коврике курили двое парней в белых рубашках. От мороза рубашки встали колом и казались накачанными воздухом. Они проводили девушек оценивающими взглядами.

«У всех ресторанов, где гуляют свадьбу, обязательно курят парни в белых рубашках, — подумала Света. — Мы не туда попали!»

Но Катя уверенно шла, и рука её сжимала руку подруги, словно капкан.

В клубе был хороший свет и отличная музыка. С одной стороны располагались столики, с другой стороны, через проход, располагался танцпол и огромная стойка бара. Свете здесь сразу понравилось. Странно, что она не бывала тут раньше.

Им махнула красивая девушка в светло-бежевом, почти белом, платье.

Катька, вечный заводила, тянула её вперёд и вниз, за столик. Вырваться сейчас и убежать — показать себя полной дурой, и Катька до смерти будет ей припоминать. Их обогнали парни в раздувшихся белых рубашках, и компания стихийно выросла.

Парень в клетчатой рубашке по-хозяйски наполнил стаканы. Душой компании была именно та девушка в бежевом. Познакомились. «Андрей», — кивнула «хозяйка» на парня к клетку. Отогревшись и выпив, они отправились танцевать. А потом снова выпили. Света чувствовала себя замечательно. Простуда начала куда-то исчезать, растворятся, как сахар в горячем чае.

«У него хорошая улыбка, — мимолётно отметила Света, глядя на Андрея — парня в клетчатой рубашке. — И вообще симпатичный. Надо вытащить его танцевать!»

Она решительно взяла его за руку. Он сразу же повернулся к ней.

-Пойдём!

Она тянула она туда, откуда лилась музыка и мигал свет.

Парень качал головой, смеялся, но она была настойчива. Ей почему-то нужно было, чтобы он почувствовал то же, что и она. Андрей сделал такой характерный жест. Пара лёгких «поясняющих» взмахов, одними пальцами — и все кивают и смеются, и он вместе со всеми. Она ничего не поняла, но не все вокруг.

И только среди танцующих до неё дошло, что он-то не слышит музыки! Это всё равно что спросить у слепого, что он думает о последнем фильме братьев Коэн.

Вот что значит две рюмки водки на один коктейль.

Она готова была провалиться сквозь землю. На них все смотрят. Что подумает Андрей? Она со страхом подняла голову.

Андрей смотрел на неё.

И тут заиграла композиция, которую она обожала.

Ей было что показать, кроме прекрасного голоса, и не ударить в гряз лицом. И танцевать она умела. И песню любила.

Она начала танцевать, делая ему знак повторять за ней. Он улыбнулся, подхватывая игру. Она почувствовала такое облегчение! Можно не думать больше ни о чём, расслабиться и отдаться удовольствию от музыки, от танца, от общества, от вечера.

Со стороны могло показаться, что пара танцует под последний клубный хит.

-Глядите-ка, — раздалось за столом, — Андрюха танцует! Во девка даёт!

-Но-но, — вмешалась Катя, — она не девка. И не тёлка. Я говорю, она классная. Музыкант. Она звезда. Восходящая. Только, умоляю, не просите её петь. К тому же она простужена.

-Тогда ей надо водочки! — по-хозяйски решили они.

После танца голова слегка кружилась и немножко шумело в голове, но не от музыки. Рюмка водки с перцем, выпитая под аплодисменты остальных, мгновенно ударила в голову и перед глазами всё поплыло.

-Ты как себя чувствуешь? — шепнула Катя.

-У меня, наверно, температура стопятьсот, — ленивым языком сказала Света.

-Э-э, подруга, зря я тебя всё-таки вытащила. Баиньки тебе надо, баиньки. Народ, не обижайтесь!

В такси Света сказала подруге:

-Больше всего я сейчас хочу оказаться дома, залезть под одеяло и согреться.

Андрей всё время улыбался ей. А у неё лицо становится всё розовее, водитель не жалел печку.

Катя буквально внесла Свету в квартиру, уложила в кровать, накрыла пледом и, хмыкнув, положила рядом стопку бумажных платков.

Света даже не попрощалась с ней и не поблагодарила подругу. Она только успела пожалеть, что не простилась с Андреем, но как бы она это сделала? В голове её смутно вращались мысли, большие и бесформенные, как облака. В который раз она почувствовала обиду: то ли на себя, то ли на него, то ли на жизнь, то ли на сон.

Следующие два дня она чувствовала себя совсем разбитой. Ей казалось, что отовсюду дует, а ветра слетелись к её дому со всех концов мира только затем, чтобы выстудить дом и заморозить маленькую, ни в чём не повинную девочку в нём. Придётся пропустить прослушивание, а она готовилась два месяца. О том, чтобы идти куда-то, вообще высовывать нос на улицу, не могло быть и речи. Наверно, придётся встречать Новый год одной. У подруги Катьки как раз что-то налаживается на личном фронте: с одним из тех курильщиков «белорубашечников». Она ни за что бы не стала портить ей новогоднюю ночь соплями. Да и не хотела она никуда.

Она нашла его в соцсети, почитала о нём, посмотрела немногочисленные фотки, пока его не было.

На сайте располагался интерактивный учебник языка глухонемых. Света заинтересовалась, просмотрела несколько уроков. Втянулась. Язык был совсем не сложным. Для выражения простых мыслей, всем понятных эмоций. К тому же большинство знаков понималось интуитивно. «Привет» — помахать, «спасибо» — ладонь к сердцу, «любовь» — от губ к сердцу. Андрея друзья понимали хорошо, он их.

Она вспомнила, как они танцевали.

Раздался звонок в дверь.

Она нехотя поплелась открывать. Глянула в глазок: красная шапка с белым мехом, белая борода, красный нос картошкой.

«Наверняка, ошиблись», — подумала она, отпирая.

Дед мороз поставил мешок и помахал ей.

-Андрей!

Он стянул бороду и улыбнулся.

Она услышала его голос!

И подарила ему свой.

Источник

Жми «Нравится» и получай только лучшие посты в Facebook ↓

У неё был прекрасный голос…