В небольшой раздевалке детского дома №7 на низенькой скамеечке сидел мальчик. Рядом возились двое взрослых

В небольшой раздевалке детского дома №7 на низенькой скамеечке сидел мальчик лет четырех. Рядом возились молодая женщина и мужчина чуть постарше.

Они нервно стаскивали с него мокрые ботинки, комбинезон и вязаную шапочку. Затем женщина ловко втиснула его в миниатюрную джинсовочку, а мужчина попытался надеть сандалии. Да все не на ту ногу. Мальчик безропотно подставлял то одну, то другую…

— Ну, вот Тема! — тарахтела без умолку дама.

– Вон, видишь, ребятки твои уже обедать сели! Давай, быстрее…!

Мальчик медленно поднял голову и посмотрел ей прямо в глаза:

— Ле-на! — прошептал он, едва шевеля губами.

— Когда заберете? А…? После сна …!?

— Ну вот… опять ты! – застегнул, наконец сандалии мужчина.

— Сколько говорить! Сегодня не получится.

Нас не будет в городе.

— А когда! — перевел на него взгляд мальчик.

— Когда получится?

— Надо машину переставить! — засуетился мужчина и исчез в дверях.

— Лена! Поторопись, ради бога! Самолет ждать не будет! — крикнул он с порога.

Еще мгновенье назад излишне суетившаяся дама как-то сразу обмякла и присела, будто лишившись сил.

Руки ее безвольно упали на колени. Мальчик прижался к ней маленьким теплым тельцем и сомкнул ее руки уже за своей спиной.

Прошло несколько минут.

— Я тебя люблю! — прошептал он.

— Ну что ты, Тема? Что ты…

Женщина прижала мальчика к себе и легонько погладила его по худенькой спинке.

— Мы же ненадолго! А ты тут с ребятами побудешь денька три-четыре! А мы тебе позвоним…!

— А подарок! — опять заглянул ей в глаза мальчик.

— Про подарок не забыли, если все хорошо будет.

— И подарок, и подарок…, конечно! — еще крепче прижала его к себе женщина.

По щеке ее лениво сползла первая слеза.

— Ты чего, Лена? — принялся размазывать уже побежавшие тонкими струйками слезы мальчик.

— Три дня же…!

— Три дня! Три дня! — затрясла головой женщина и подтолкнула мальчика в общую комнату.

Он не спеша вошел, чуть припадая на правую ногу, осмотрелся и присел за свободный столик. Все шестнадцать детей перестали греметь ложками и разом обернулись на него.

Пожилая женщина в белом халате поставила перед ним тарелку с первым. На второе – макароны по-флотски. Рядом стоял уже наполненный стакан компота.

— Вернулся… Степа? — чуть шевельнула она рукой его русые шелковистые волосы.

— На три дня всего! — прошамкал набитым ртом мальчик.

— Через три дня заберут!

И зарылся ложкой в суп.

— Да…, да, конечно…! Три дня…! — прошептала нянечка, прошла в раздевалку и прикрыла за собой дверь.

Из коридора появился давешний мужчина. Рядом стоял объемистый чемодан на колесах.

— Вот! — повел глазами на чемодан мужчина.

— Вещи разные…!

— Вот! — повторила вслед за ним женщина.

— Накупили…всего! Куда их?

— Шкафчики у нас …, сами видите! – пробурчала, не глядя в их застывшие лица нянечка.

— Самое необходимое, остальное забирайте!

— Да куда нам…!? — растерялся мужчина.

— Нам-то зачем…, теперь?

— Не знаю! Думать надо было! Прежде чем покупать…

Мужчина положил чемодан на скамеечку, расстегнул молнию. Женщина торопливо, путаясь в детских одеждах, принялась перекладывать вещи в шкафчик. Тот быстро заполнился до отказа, дверцы не закрывались.

— Ну… мы поехали!? — натужно проговорил мужчина.

— Самолет у нас!

— Летите! — махнула рукой нянечка.

— … Летуны…!

Пара заторопилась к дверям. На выходе женщина обернулась:

— Нельзя! Вы не должны… так! Год по больницам, ночи бессонные, уколы, капельницы…, приступы эти жуткие! Мы пытались…! Не всем дано!

И когда мужчина вышел добавила шепотом:

— …Я мужа потерять боюсь!…Он говорит…! Я не могу…!

Нянечка молча напирала всем телом, пытаясь прикрыть дверцу шкафчика. Наконец у нее получилось.

— Про три дня… — зря это! — посмотрела она в окно. — Ждать будет, минутки считать! Зря…! Не по-людски это!

— Не могли мы, вот сразу…, с плеча! — прохрипел уже из коридора мужчина.

— Мы …, как учили, постепенно. Через три дня позвоним, мол, задерживаемся. Потом… еще как-то!

— Не судья я вам, решили так решили! Чего теперь? Да и поздно уже. Директор приказ подписал. Степа ваш назад принят, на довольствие поставлен и все такое!

— Он привык на …Тему отзываться!

— Степан по документам! Чего имя коверкать. … Летите уже! И… не звоните! Не надо! Чем быстрее он поймет, тем лучше будет! Летите, самолет ждать не будет!

Мужчина и женщина, не сказав больше ни слова, не попрощавшись даже, тихо вышли. Входная дверь чуть скрипнула, послышался шум отъезжающей машины и все стихло.

Дверь в раздевалку слегка приоткрылась. Нянечка обернулась. Мальчик молча смотрел в щелочку.

— Ты чего Степан!

— Уехали…?

— Уехали! Поел!? Иди милый, иди раздевайся. Тихий час скоро!

Мальчик вернулся в группу, не спеша разделся, аккуратно повесил на спинку стульчика одежду и забрался в кроватку.

Два часа пролетели как один миг. Он так и не заснул, просто лежал глядя в потолок. Прозвенел колокольчик. Дети повскакали, напяливали на себя костюмчики и платьица, шумели, проказничали.

Мальчик встал вслед за ними, оделся, подошел опять к дверям, ведущим в раздевалку и заглянул в щелочку.

Потом раскрыл дверь побольше, еще шире, и наконец, распахнул совсем прямо настежь.

— Тема! — воскликнула женщина. – Ну, сколько можно спать!?

— Мы уж тебя заждались! — гремел чемоданом мужчина.

— …А три дня!? — только и смог промолвить мальчик.

— Рейс отменили! — хором воскликнули мужчина и женщина. — Погода нелетная! Не полетим никуда!…Без тебя…никуда!

— Никуда…мам!?

Нянечка, повернувшись к ним спиной торопливо перекладывала вещи из шкафчика обратно в чемодан. Плечи ее мелко подрагивали…

Понравилась статья? Поделитесь с друзьями на Facebook:

Жми «Нравится» и получай только лучшие посты в Facebook ↓

В небольшой раздевалке детского дома №7 на низенькой скамеечке сидел мальчик. Рядом возились двое взрослых