Водитель не хотел брать пассажирку, оказалось, его ждал сюрприз

Санька и Ленька лишь год, как после армии, оба неженатые, оба крутят баранку на грузовых машинах. И живут в одном селе. Только Ленька бойкий с девчатами, даже наглый, — ни с одной еще серьезно не дружил. А Санька, — он спокойный, даже стеснительный.

В одной из поездок в райцентр, в ожидании погрузки, забрели на стадион, где студентки техникума сдавали стометровку. Там и познакомились с Таней – голубоглазой, русоволосой, скромной девушкой. Были еще девчата, но оба запали на Таню.

— В общем, Танюша, я понял: ты спортсменка, комсомолка и просто красивая девушка. Ну а доехать до твоего дома мне раз плюнуть, так что жди в гости, тем более что фамилию твою знаю.

На другой день парни подъехали уже к техникуму, но Тани не было, — уехала домой на выходные.

Со стадиона вышли вместе. – Ты зачем к ней клеишься? – с обидой в голосе спросил Санька. – У тебя девок полно, зачем тебе Таня?

— А понравилась она мне! Может, я женюсь на ней. Ты, Санек, все равно, что теленок, а я хваткий.

Санька остановился. Первый раз ему так серьезно понравилась девушка, и ведь он заметил, Таня с первого взгляда улыбнулась ему, и почувствовал, что ей нравится общаться с ним.

— Слушай, наш пострел – везде поспел, отстань от девушки, ты же с Наташкой дружишь.

— Отвали, — Ленька презрительно плюнул сквозь зубы, потом вдруг резко остановился, засунув руки в карманы, — а вот кто первый к ней приедет, тот с ней и будет. Лады? Он протянул Саньке руку.

— Соревноваться что ли будем?

— А ты трухаешь, испугался что ли? Счас загрузимся и по пути заедем, кто первый возле ее дома остановится, тот с девушкой и танцует.

— Да иди ты, клоун, тебе бы все хаханьки, — Санька пошел не оглядываясь.

— А может я серьезно, — крикнул вслед Ленька.

После погрузки Ленька, тряхнув светлым чубом, почти запрыгнул в кабину и, подмигнув Саньке, поехал, набирая скорость. Санька, как будто подначиваемый впереди идущей машиной, тоже прибавил скорость, в надежде обогнать Леньку и приехать первым. И в самом деле, было бы здорово, оказаться у Таниных ворот первым, чтобы Ленька развернулся и уехал восвояси.

С такими мыслями ехал Санька, преследуя впереди идущую машину. – Куда гонит, куда гонит? – забеспокоился парень, но и сам скорость не хотел сбавлять, появился азарт, взыграла молодецкая удаль, — хотелось обогнать наглого Леньку, машина которого подпрыгивала на ухабах.

Впереди показалась остановка, возле которой одиноко стояла пожилая женщина и, чуть выступив вперед, махала рукой, надеясь, что кто-нибудь остановится. Но Ленька, ни сколько не притормаживая, промчался мимо, обдав бабулю клубами пыли.

Обычно Саня пассажиров брал, — автобусы ходили неважно. Но в этот раз останавливаться даже не думал, — только и успел увидеть растерянное лицо бабули. Затормозил уже за остановкой через несколько десятков метров, включил заднюю скорость.

— Вот зачем, — думал он с досадой, — совсем не время. — А сам открыл дверцу и спросил: – Куда вам, бабушка?

— До Николаевки внучек довезешь? Битый час жду автобус, а его все нет.

У Саньки все внутри оборвалось: Николаевка на пять километров в сторону от райцентра. Можно было бы сказать, что идет груженый, что от маршрута отклоняться нельзя, но бабуля смотрела так пронзительно и показалась такой несчастной, что Санька обреченно сказал: — Садитесь, бабушка.

— Вот спасибо, внучек. А меня приспичило за огурцами поехать, у нас-то еще когда вырастут, а тут теплица районная, — огурчики уже наросли.

Санька нахмурился, явно не желая разговаривать с пассажиркой. Он корил себя за свой слабый характер, за сердобольность, за то, что вечно подбирает на дорогах пассажиров, в основном вот таких немощных. Ленька давно скрылся из виду, и это больше всего удручало водителя. «Плакала моя встреча с Таней, — думал он, — Ленька приедет первым, начнет клинья подбивать, как это он умеет, — перед ним трудно устоять».

— А может огурчика? – спросила пассажирка. – Я вот оботру его, а так он чистый.

— Сытый я, — ответил Санька.

Он уже начал успокаиваться, почти смирившись, что взял пассажирку. «А с другой стороны, — продолжал размышлять он, — ну их эти гонки, несемся груженые по ухабам, так и до случая какого недалеко. Да и Ленька, потеряв меня из виду, наверняка, сбавил скорость. Ну а Таня…»

Санька задумался, как поведет себя Таня, когда к ее воротам подъедет Ленька. «Даже если он первый приедет, все от нее зависит, ведь смотрела она на меня совсем не так как на Леньку, — будто сказать что-то хотела. Нет, не может быть, чтобы у Леньки в этот раз получилось девушку увести».

Санька вспомнил, как его родная бабуля часто говорила: «Помоги людям, и тебя добро ждет». Ему даже показалось, что пассажирка рядом какая-то особенная. Вот сейчас привезет ее, потом поедет в райцентр, найдет Танин дом и увидит ее у ворот. «Должна же быть на свете справедливость, — думал он, — моя это девушка, точно знаю, что моя».

Но тут же представил ухмылку Леньки и как тот своими лапищами мацает Таню, — Санька даже остановился.

— Ой, никак сломался? – спросила пассажирка.

— Нормально все, — ответил он и тронулся дальше.

— Вот голубой палисадник, сюда, внучек, — бабуля смотрела на водителя счастливыми глазами, — уж не думала, что до самого дома довезешь, возьми, внучек, деньги.

Санька отказался, ему почему-то захотелось попросить эту бабулю, чтобы удачи ему пожелала, — в душе еще теплилась надежда, что не воспримет всерьез Таня бесшабашного Леньку. Он вдруг решил, что ее слова каким-то чудодейственным образом скажутся на нем.

— Ну, пойдем хоть чайком угощу.

— Спасибо, мне бы воды, лучше колодезной, а то в горле пересохло.

— Подожди чуток, будет тебе вода из колодца – у нас она тут вкусная.

Бабуля скрылась за калиткой, а Санька почувствовал усталость и одновременно какое-то душевное облегчение: «Вот и хорошо, что за Ленькой не погнался».

В это время калитка скрипнула, и Санька вышел из кабины, чтобы взять у бабули ковш с водой. Но перед ним стояла вовсе не его пассажирка, а девушка – русоволосая, голубоглазая. Это была Таня.

Такого сюрприза Санька никак не ожидал. Они стояли друг против друга, обескураженные встречей, удивленные и, похоже, очень довольные.

Кто бы мог знать, что у Тани в Николаевке живет бабушка, — к ней она и приехала всего на день, чтобы прибраться в доме. И эту бабушку он только что подвез.

Вода была необыкновенно вкусной, а Танины глаза напоминали ему речку в ясный день – такие же голубые, как вода.

Ленька несколько дней злился на Саньку, считая, что тот его обманул. Потом успокоился и переключился на другую девушку.

___________________________

С тех пор прошло тридцать лет. Александр и Татьяна переехали в город. Есть у них небольшая дача, на которую ездят на своей машине. И всякий раз, когда возвращаются с дачи, притормаживает Саша, чтобы взять одного-двух пассажиров. Он опускает стекло и объявляет: — До юбилейной.

Юбилейная – это остановка, рядом с которой их дом. Кто-нибудь подхватывается и радостно извещает: — Это же мне по пути.

А Таня сидит рядом, поглядывая на мужа, улыбаясь и вспоминая, как тридцать лет назад отклонился он от маршрута и застал ее в доме бабушки.

Источник

Жми «Нравится» и получай только лучшие посты в Facebook ↓

Водитель не хотел брать пассажирку, оказалось, его ждал сюрприз